Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:00 

Новый долгострой-перевод... закончен

Aresu
Everyone has a right to be stupid but someone just abuse this privilege
У мене весенний стояк... в смысле, что мысли стоят на месте. Ничего не хочу. Поэтому пробую новый перевод, вдруг лед тронется, господа присяжные заседатели.

The Ghost of St. Mungo's By: Roses
похоже, с сайтов, где я видела его раньше, он убран :(
Title: The Ghost of St. Mungo's aka Призрак больницы Святого Мунго
Pairing: Harry/Draco
Rating: R
Warning: Big fat SPOILERS for HBP
Summary: После судьбоносной ночи в Хогвартсе жизнь Драко Малфоя перевернулась и встала на его серебристо-серебряную голову.
Disclaimer: Ничего не мое. Все - мадам Роулинг.

Автору не писала, разрешения не спрашивала. История мне нравится, но смогу ли я ее перевести до конца- неясно.
Бета требуется. Желающие - пишите. Уже не требуется :) Upd. Уже не знаю...
Текст в комментах, начало... и продолжение.
картинка к фику


Закончен. Текст рассыпан по комментариям.
запись создана: 26.04.2009 в 21:33

@темы: фик, ГП, The Ghost of St. Mungo's

URL
Комментарии
2009-04-26 в 21:50 

Так каким будет Ваш положительный ответ? (с)
Aresu , а кто автор?

2009-04-26 в 21:55 

Aresu
Everyone has a right to be stupid but someone just abuse this privilege
Глава первая: Выживают сильнейшие

Драко разбудил знакомый звук подноса, скребущего по камням. Он позволил себе разок долго лениво потянуться и зажмурился, наслаждаясь кратким мгновением неги и притока крови к мышцам, прежде чем скинуть тонкое одеяло с ног, сесть и медленно опустить ступни на холодный пол.

Грубая поверхность под ступнями всегда была шоком. Тапочки, которые он когда-то считал само собой разумеющимся, теперь были далеким воспоминанием, а его неудобство – лишь небольшим напоминанием обо всей роскоши, которой он был лишен.

Он встал и потер лицо огрубевшими ладонями. Лучик света проникал из-под двери, освещая небольшую дверцу в паре дюймов над полом, и предмет, который был через нее протолкнут внутрь его комнаты.

Шаркая ногами, он сделал несколько шагов к подносу и поднял его, не глядя на содержимое. Там всегда было одно и то же. Никакого резкого, возбуждающего запаха кофе. Ни следа аромата бекона или свежеподжаренных тостов с маслом. Ни малейших признаков пара над чашкой чая. Факелы на стенах замерцали и ожили, вспыхнув ярким пламенем, словно лишний раз желая подтвердить безвкусность его пищи.

Вздох, который он издал, тоже был одним и тем же каждое утро. Он просто не мог удержаться. Он знал, что глупо было ожидать даже крошечный гарнир на своей тарелке, но чтобы побороть привычки, сформированные за всю жизнь, балованную домовыми эльфами, требуется больше времени, чем несколько месяцев.

Он вернулся на другую сторону своей нищей комнатушки и уронил поднос на маленький столик в углу, потом тяжело свалился в единственное деревянное кресло и провел руками по волосам. Они были слишком длинными, и он ненавидел то, какими безжизненными и ломкими они стали. Шампунь, который ему предоставляли, был самого низкого качества, еще одно унижение, еще один способ показать ему, насколько низко пало его положение в обществе. Однажды головы полетят с плеч за эту несправедливость, но он удостоверится, что, прежде чем упадет топор, они будут как следует вымыты отличным шампунем.
Его мечты о мести были краткими. Ему отводилось всего десять минут на то, чтобы съесть холодную жидкую овсянку и выпить чуть тепловатый сок. Потом охранник открывал дверь и выводил его в общую ванную. Время постоянно издевалось над ним, по крайней мере, пока не наступал вечер и он мог вернуться в свою комнату, чтобы почитать то, что умудрился заполучить в свои руки. Раз уж здесь не было достойного материала для чтения, он прекратил быть разборчивым. Даже маггловские комиксы годились. Ему только нужно было, чтобы что-то отвлекало его внимание. И пока перед глазами были страницы и хватало света, чтобы читать, он был занят.

Когда он заканчивал завтрак, в замке повернулся ключ, и дверь распахнулась, являя нахмуренное самодовольное лицо, которое встречало его каждое утро.

- Давай, Малфой, выходи, - нетерпеливо скомандовал голос. Охранник взмахнул рукой, большим пальцем указывая в сторону коридора, и холодно улыбаясь, добавил: - Я там приготовил тебе отличную горячую ванну и положил большое пушистое полотенце.

Драко удержал рвущееся с языка замечание, насчет ванн и очевидном невежестве человека в данной области. Он встал из кресла и прошел мимо хмурящейся фигуры. Это не стоило еще одного удара по голове. По крайней мере, ему приходилось иметь дело с ужасной грубостью охранника только дважды в день. Он умел ценить мелкие милости небес.

***

Когда он принимал душ, всегда было много горячей воды, и раз уж он был лишен доступа к кофеину, он рассчитывал на замечательные сильные и почти обжигающие струи воды, чтобы прогнать остатки сна.

Он сосредоточился на утренней мастурбации, чисто физическая реакция, закончившаяся обычной разрядкой, потом как следует сполоснулся. Следы его занятия исчезли в стоке, и он осторожно шагнул из кабинки, морщась от ощущения влажного кафеля под ногами. Он старался не думать, чьи еще ноги ходили здесь раньше, особенно учитывая место, где он находился, и то, чем он занимался, но неважно, как громко он жаловался на заразу и инфекции, никто не побеспокоился выдать ему пару даже самых жалких сандалий. Когда они наконец отпустят его отсюда, он не был уверен, что его ноги никогда ему этого не простят.

Вытираясь, он увидел накрахмаленную белую курточку-униформу и свежие продизенфицированные брюки, аккуратно сложенные на скамейке, идущей вдоль душевых кабинкок. Драко быстро оделся и занялся утренним туалетом, в эти дни гораздо более коротким, чем во времена Хогвартса.

Запотевшее зеркало над раковиной начало очищаться. Необходимые туалетные принадлежности, как обычно, ждали его на тонкой металлической полочке над краном. У него едва хватало времени, чтобы наскоро расчесаться, почистить зубы и побриться, прежде чем его призывали к исполнению обязанностей, но он все же улучил момент и еще раз взглянул на свое отражение.

Свежепобритое лицо уже начало бледнеть, Драко подумал, что он почти видит, как от лица отливает кровь. Единственными живыми пятнами оставались чуть розовые губы и поблекшие серые глаза, обведенные слегка покрасневшими тенями.

Когда тени появились, он забеспокоился и попытался спать как можно больше, чтобы заставить их исчезнуть. Из этого ничего не вышло, и теперь он неохотно признал их как еще один признак его существования здесь.

Отражение, как обычно, показало ему язык и скривилось в преувеличенном отвращении.

- По крайней мере, у меня нет прыщей, - ответил он. Это успокаивало. Ни один прыщ еще никогда не осмеливался показаться на Малфое, и он не собирался становиться исключением.

URL
2009-04-26 в 22:22 

geLisa
Сурово... но интересно!

2009-04-26 в 22:35 

kebela
В жизни всегда есть место подвигу. Главное, держаться от этого места подальше.
ждем продолжение.
неплохо было бы указать кто автор и ссылку на оригинал, если возможно.

2009-04-26 в 22:47 

Tulipan
Убежденный СкорпиАловец :) ( А Гарридраки - вне конкуренции)
Как интересно!!!
Aresu Спасибо! :white: Снова балуете нас!

2009-04-26 в 23:01 

Aresu
Everyone has a right to be stupid but someone just abuse this privilege
Да какое радуете, предупредила сразу - долгострой, будьте морально готовы :duma2:

URL
2009-04-27 в 21:48 

Aresu
Everyone has a right to be stupid but someone just abuse this privilege
Его внимание переключилось на маленькую механическую сову, влетевшую в дыру над дверью. Птичка хлопала своими искусственными крыльями в нескольких футах над его головой. Шумное создание уронило ему в руки небольшой кусок пергамента и вылетело прочь. Он с самого начала возненавидел эту суррогатную птицу, ее вид пугал его. Она была всего лишь еще одной досадной частью системы слежения, установленной министерством для такой специфической задачи, как содержание его под наблюдением. Летающая угроза к тому же слишком напоминала ему снитч, который в свою очередь напоминал ему о закрытых страницах его бывшей жизни. Той жизни, которую ему остатки здравомыслия не могли позволить вспоминать.

Везде и всюду внутри госпиталя Святого Мунго были наложены заклинания, не позволяющие ему передвигаться свободно, целители использовали сову как курьера, сообщающего ему о порученной работе. Он должен был прочитать содержимое записки, принесенной совой, и отправиться в указанное на пергаменте место. После того, как он запоминал инструкции, пергамент рассыпался прахом у него в руках и у него было всего несколько минут добраться до нужного места. Если он не успевал достичь цели за отведенное время, оповещалась охрана. Такое случалось всего несколько раз, но Драко до сих пор помнил, какими болезненными были проклятья.

Он прочитал послание и смотрел, как пергамент исчезает. Записка не содержала ничего удивительного. Мистер Чериас, самый интересный, но, к сожалению, также самый неспособный регулировать свое мочеиспускание и дефекацию пациент отделения имени Матильды Мурхед опять потерял контроль над своим мочевым пузырем и нуждается в смене постельного белья.

Драко уже давно перестал задаваться вопросом, почему целители просто не удаляют подобную грязь заклинанием. Им нравилось наблюдать, как он выполняет такую работу вручную, они смеялись над ним, радуясь своим мелким гадостям. Он не раз и не два бормотал себе под нос, что они более жестоки к своим пациентам, чем к нему, но сейчас никто из имеющих власть не прислушивался к нему.

***

Долгий подъем по темной лестнице был самой неприятной частью его дня, но он научился не обращать внимания на портреты давно умерших целителей, дающих ему рекомендации, как откормить его ужасающее своей худобой тело и вылечить его очевидный случай жутчайшего малокровия. Он давно прекратил в ответ грубить и делать неприличные жесты, но они, кажется, не заметили и продолжали громко и охотно давать советы.

- Малфои ответственны за половину пациентов в этой больнице! – пронзительно закричал один из целителей.

Драко пожал плечами, глядя на мужчину, прыгающего в своей раме. Он часто слышал подобные тирады от этой картины, и, если честно, Драко это даже нравилось. Хотя он лично не был виноват в том, что кто-то оказался в больнице, он не возражал против дурной славы, овеявшей его фамилию. Он считал, что это лучше, чем полная неизвестность.

Скоро стало ясно, что сегодня у него неудачный день. Он едва успел открыть дверь на этаж Повреждений от Заклятий, как кто-то, кого он не узнал, обратился к нему.

- Я знаю тебя! – заорал какой-то человек, тянясь к его горлу и хватая мясистыми ладонями Драко за шею.

Драко боролся за глоток воздуха, безуспешно пытаясь отцепить толстые пальцы.

- Хороший Малфой – мертвый Малфой! – прохрипел мужчина сквозь коричневые зубы. Его дыхание было таким зловонным, что Драко едва сознание не терял.

- Ну-ну, - пожурила пожилая целительница, когда подошла и легонько постучала безумца по плечу. – Давай отпустим мальчика.

Драко, не веря своим ушам, уставился на нее, широко открыв глаза. Он был уверен, что его лицо уже стало неприятно-синего цвета. Он умирает, а она упрекает пациента, словно озорного младенца, пойманного на попытке утопить своего домашнего клобкопуха в туалете.

Тем не менее, ее спокойный голос возымел желаемый эффект, и мужчина отпустил шею Драко. Пациент выглядел смущенным и пробормотал что-то насчет того, что неподобающе одет для приема гостей. Целительница ласково развернула его и проводила в закрытое отделение Януса Фики. Она вытащила палочку и пробормотала быстрое заклинание, прежде чем запереть дверь.

Драко наставил на целительницу палец и попытался сказать что-то, но вместо голоса получился сдавленный сердитый писк. Он сложился вдвое, стараясь отдышаться, и выпрямился, когда она вернулась в коридор.

- Я подаю жалобу, - проскрежетал он, когда она тихо подплыла к нему. – Это нападение было совершенно неспровоцированно!

- О, не беспокойся из-за него, - она похлопывала Драко по спине, пока он откашливался. – Он всего лишь немного нервный сегодня.

- Нервный? Ты сошла с ума, женщина? Этот ублюдок пытался убить меня!

- Что ж, милый, у нас у всех бывают не самые удачные дни.

Она пошла с противоположную сторону, оставив Драко шипеть от ярости. Он знал, что продолжать говорить будет бесполезно. Больница была полна ненормальных маньяков, которые при малейшем шансе будут рады убить его, и никого это не волнует. Непрофессионализм был единственной болезнью в этом заведении, от которого они никогда не исцелятся. Он был уверен, что будет законченным параноиком, когда его заключение здесь закончится, и, скорее всего, станет таким же безнадежным психом как Шизоглаз Хмури.

Он поторопился добраться до нужного отделения до того, как закончится его время, и сделал себе заметку на будущее быть настороже, когда будет вызван на этот конкретный этаж.

Тележка уборщика стояла рядом с дверью, он вкатил ее в палату и увидел мистера Чериаса, стоящего у стены и смотрящего в окно. Он был уже вымыт и переодет в чистый халат.

Драко надел перчатки и быстро снял с постели белье. Все матрасы были зачарованы на непроницаемость, чтобы не пачкались, так что он быстро обдал его дезинфицирующим зельем прежде, чем убрать испачканные простыни в бельевую корзинку.

- Что это был за шум недавно? – спросил пациент, поглаживая свой подбородок и не отводя взгляда от высокого узкого окна.

Драко снял перчатки и достал комплект чистого постельного белья из тележки, приготовившись перестилать постель.
- Ничего нового, всего лишь еще одна попытка убить меня, - сухо ответил он. – Третья по счету.

- У Дамблдора было огромное количество сторонников, - взор мужчины опустился и неожиданно он уставился на Драко. – Молись, чтобы им и дальше невезло.

- Я думаю, чертово министерство специально посылает их, - он туго натянул простыню на матрас. – Теперь совершенно понятно, почему они упекли меня вместо Азкабана сюда.

Чериас издал некий сдавленный звук, который можно было расценить как согласие.
- Похоже, что ты довольно легкая мишень, но я не считаю, что здесь какой-то министерский заговор. Они гораздо профессиональнее действуют с тех пор, как у руля встал Скримджер. Если бы он захотел твоей смерти, я почему-то уверен, что это было бы несложно устроить.

Драко тряхнул головой, заправляя углы простыни под матрас и разглаживая руками складки.
- Мне от этого гораздо лучше.

Чериас снова уставился в окно и начал трястись. Дрожь поначалу была неявной, но Драко знал, что буквально через несколько секунд человек будет измочален судорогами.

Он кинулся к нему, схватил и опустил на постель, потом закрепил бортики и держал его тело, пока оно бешено искривлялось. На крик о помощи вскоре явился целитель-стажер, который отпихнул Драко в сторону, от чего тот болезненно ударился рукой о тележку.

- Смотри, кого толкаешь, неуклюжий олух, - проворчал Драко, потирая руку и морщась от боли – он содрал кожу. Его оскорбление было проигнорировано, и он через плечо стажера посмотрел на Чериаса: - С ним будет все в порядке?

Со словами Драко конвульсии прекратились, стажер достал одеяло и укрыл им пациента. Он подложил под голову Чериаса подушку, а потом повернулся и взглянул на Драко сузившимися глазами.

- Я бы очень хотел, чтобы ты в будущем не смел и пальцем дотрагиваться до моих пациентов. Хватит и того, что ты болтаешься тут. Я не хочу, чтобы из-за тебя они оказались в опасности.

- Полагаю, я должен был дать ему упасть на пол и разбить себе голову? - фыркнул Драко.

- Не забывай о субординации. Ты знаешь процедуру, - он, не отводя глаз от Драко, указал на веревку, свисающую с потолка над кроватью. – Если пациента нужно уложить обратно в постель, ты просто тянешь за нее, и кто-нибудь с этажа придет на помощь. Я уверен, даже ты можешь понять это, - он расправил мантию и прошел мимо Драко к выходу из палаты.

Прежде чем Драко смог парировать, механическая сова со следующим заданием влетела в комнату. Он без энтузиазма прочитал пергамент, но взбодрился, когда увидел имя пациента.

У этой женщины была целая толпа самых отвратительных родственников-магглов, которые постоянно являлись навестить ее, но у нее также была замечательная коллекция книг, из которой она позволяла ему выбирать. Из-за столкновения с зачарованным чайником, своим пронзительным свистом разорвавшим ей уши, она была глуха как пень, так что не было необходимости в болтовне с ней.

- Отдыхайте, мистер Чериас, - прошептал Драко, не желая беспокоить его. – Я должен идти.

- Не слушай их, - слабо помахал ему рукой мужчина и чуть приподнял голову с подушки. – Ты хорошо справляешься, паренек.

Драко выкатил тележку из палаты и тяжело вздохнул, презирая себя за то, что его волнует хоть чье-то проклятое мнение.

URL
2009-04-28 в 06:51 

elenmt
:hlop: :hlop: :hlop:

2009-05-04 в 22:33 

tsunaoshy
закомплексованный псих
:obida:

2010-01-14 в 16:51 

Тарарум
охохонюшки...
грустно...

2010-01-15 в 16:19 

elenmt
Тарарум
долгострой затянулся...

2010-01-15 в 18:54 

Aresu
Everyone has a right to be stupid but someone just abuse this privilege
elenmt Ох, господи, вы его еще помните?!... Но я прониклась, мне стало стыдно. Да. Придется продолжить...

URL
2010-01-16 в 23:04 

elenmt
Aresu
ждем.....

2011-04-08 в 00:25 

Фей Никсон
...ждем.....

2011-04-08 в 04:20 

elenmt
Еще как ждем))))

2011-04-08 в 23:51 

Aresu
Everyone has a right to be stupid but someone just abuse this privilege
Syefer и elenmt
как для самых ... в общем, есть еще кусочек от второй главы:

Глава вторая: Неприятные гости

-… а я весь дом обыскала в поисках этой подушечки для иголок. Я так и знала, что Пандора удрала с ней. И нашла игольницу в небольшой куче рядом с корзиной с картошкой. Эта кошка собрала себе неплохую коллекцию, знаете ли. И измерительная лента тоже была там! Честное слово, можно подумать, что она – анимаг и занимается где-то шитьем…
Пока миссис Атчли рассказывала громким голосом историю, Драко закончил убирать пролитое рядом с ее кроватью зелье. Время от времени он кивал на случай, если она посмотрит на него. Он ее не слушал, а изучал названия книг, которые принесли ее внуки. Мальчик и девочка сидели рядом с кроватью, тоже не обращая внимания на ее болтовню, и ждали, когда вернутся из буфета родители.
Драко был ненавистен сам вид мелких поганцев, крепко вцепившихся в свои крошечные маггловские игрушки, которые издавали совершенно кошмарный шум. Ему хотелось каблуком раздавить и маленькие коробочки, и детей, которые их держали. К счастью, мелкие паразиты сумели принести несколько любопытных текстов; Драко приглянулась парочка их них. Он взял книги, повернулся к глухой старушке и вопросительно приподнял брови.
- О, да, пожалуйста. Выбирай, дорогой. Просто верни их, когда закончишь.
Она тяжело вздохнула. Дети не обращали внимания ни на что, кроме своих коробок.
- Здесь становится так грустно, когда нет никого, с кем можно поговорить, - продолжала она. Драко почувствовал себя обязанным дождаться, пока она договорит. Все равно ему надо ждать сову, чтобы было можно покинуть отделение.
- Я действительно скучаю по звуку голосов других людей, - грустно сказала она. Драко, вежливо улыбаясь, переступил с ноги на ногу.
- Вот, например, буквально пару минут назад здесь была целая толпа целителей, все такие взволнованные почему-то, я очень хотела услышать, что они говорят. Конечно, у меня ничего не получилось, и я в конце концов попросила, чтобы кто-нибудь написал в чем дело. А они написали всего лишь имя и что-то насчет укуса дракона. Разве не забавно, дорогой? Кого-то укусил дракон. Как неправдоподобно. Конечно, потом я поняла, что они, скорее всего, шутят. Но опять же, никогда не знаешь, что правда, а что ложь, когда дело касается Гарри Поттера.
Услышав это имя, Драко рывком поднял голову и уставился на женщину вытаращенными глазами.
- Что? – книги выскользнули у него из рук и упали на пол. – Вы сказали – Гарри Поттер?
Старушка, кажется, немного растерялась от вопроса.
- О, мне не нужно, спасибо. Я уже позавтракала, - весело ответила она, потом посмотрела на Драко с материнской озабоченностью. – С тобой все в порядке, дорогой? Думаю, тебе лучше присесть. Стюарт, уступи мальчику стул.
Драко переключил свое внимание на ее внука.
- Она сказала Гарри Поттер?
- Да, - скучным голосом ответил он, закатывая глаза, - словно я не достаточно слышу о нем дома. Гарри Поттер – то, Гарри Поттер – сё. У Сесилии даже плакат с ним висит над кроватью.
- Стюарт! – взвизгнула сестра, сердито посмотрев на брата. – Это правда, - обратилась она к Драко, рассеянно его рассматривая. Глаза у нее расширились и засияли чем-то, похожим на девичье обожание. Он ужаснулся при мысли, что она собирается рассказать о своей коллекции вещей, касающихся Гарри Поттера.
- Он здесь, - продолжала она. – Хотела бы я, чтобы меня пустили навестить его.
- Как будто он захочет, - с отвращением фыркнул ее брат, - чтобы какая-то маленькая девочка пускала на него слюни…
- Ты, - рявкнул Драко на мальчишку, ткнув в него пальцем, - заткнись. А ты, - ровным голосом обратился он к его сестре, - подробности.
- Я думаю, на него напал дракон, когда он сражался… ну, Сам-знаешь-с-кем. Они говорят, он вернулся поздно прошлой ночью. Из того, что я слышала, он довольно плохо выглядит, - ее голос стал тише. – Я надеюсь, что с ним будет все в порядке. – Она казалась огорченной целых две секунды, а потом снова занялась своей маггловской игрой.
Драко в бешенстве замер, его сердце почему-то колотилось в два раза быстрее. На задворках сознания он отметил, что должен бы радоваться вероятной близкой смерти Поттера, но вместо этого он ощущал что-то совершенно другое. Его мысли сосредоточились на одном: даже будучи заключенным, ему все равно приходится подчиняться чертову Мальчику-который-выжил. Он поднял книги с пола и забегал по палате, нетерпеливо ожидая появления проклятой совы.
Поттер давненько уже не приходил ему на ум. Драко не позволял ему этого. Месяцы назад он решил, что неразумно тратить драгоценное свободное время на ненависть к Поттеру и разработку планов мести и заставил себя прекратить этим заниматься.
Все было так хорошо, пока гриффиндорец находился за сотню миль отсюда, сражаясь в очередной невнятной битве против Тьмы со своей бандой сторонников Света, но теперь он посягал на единственное место, которое Драко приходилось считать своим. Он презирал госпиталь, и хаотичные нападения не помогали ощутить себя в безопасности, но, по крайней мере, здесь не было никого из его прошлого, который мог бы ткнуть носом в его прошлые неудачи. А вот Поттер знал о них слишком много.

URL
2011-04-09 в 01:36 

elenmt
:pozdr: хорошо, но мало!!!!!:wine:

2011-04-09 в 10:45 

Stasiz
И ещё считаю долгом предупредить, что кот древнее и неприкосновенное животное. ©
Aresu, спасибо! :sunny:

2011-04-27 в 03:13 

Бекки92
"Истинная дружба? Одна из тех вещей, о которых, как о гигантских морских змеях, неизвестно, являются ли они вымышленными или где-то существуют."
Пожайлуста, переведите!) Наверное там большой объем и мб у вас нет времени, но история зацепила, похожих историй не читала... Мунго всегда такой цивильный предстает, да и вопросов столько.Спасибо за перевод)

2011-06-13 в 02:17 

Aresu
Everyone has a right to be stupid but someone just abuse this privilege
Драко впервые был рад видеть клацающую птицу. Он схватил пергамент в ту секунду, как медные когти разжались. Он прочитал записку, швырнул книги в тележку и торопливо покатил ее к дверям, судорожно осматривая вестибюль в поисках бледно-зеленых мантий. Два целителя выходили из одного из южных отделений. Он кинулся к ним, надеясь получить хоть какую информацию, прежде чем будет обязан оказаться в прачечной госпиталя.
- Помедленнее, Мафлой, - предупреждил ближний к нему целитель. – Поверь, сынок, ты никуда не опаздываешь, - они с коллегой хохотнули.
Драко чуть не зарычал, но сдержался.
- Сэр, мне нужно знать. Правда, что здесь Гарри Поттер?
- Где ты об этом услышал? – целитель казался неприятно пораженным.
Драко не обратил внимания на его вопрос.
- Он в сознании? – нетерпеливо спросил он, торопясь узнать как можно больше за то короткое время, что у него было.
- Он то приходит в себя, то теряет сознание снова, - со вздохом признался целитель. Потом подозрительно посмотрел на Драко: - А что? Ты же не хочешь его увидеть, а?
- Увидеть его? – Драко передернуло от одной мысли об этом. – Конечно, нет. С чего бы я вдруг захотел увидеть его?
- Кто тебя знает, Малфой, - целитель обменялся многозначительным взглядом с коллегой. – Просто я никогда раньше не видел, чтобы ты так интересовался пациентом.
- Поверьте, видеть его – последнее, чего я хочу, - Драко с растущим раздражением нахмурился. – Не могли бы вы, пожалуйста, передать директору, чтобы он не заставлял меня убирать за ним? Я лучше умру, чем приближусь к этому… - лица людей перед ним стали строже, и Драко решил аккуратнее подбирать слова, - этому человеку.
- Я передам твою просьбу. А теперь – ты никуда не должен идти? – резко поинтересовался целитель.
- Да, сэр, - Драко развернулся на каблуках, схватил книги из тележки и кинулся к лестнице. Он был почти уверен, что успеет в прачечную буквально в последнюю секунду, ну, а если не успеет, то он точно знает, кого в этом винить.
***

Драко понимал, что прикладывает слишком много силы, стирая грязные простыни, но не мог остановиться. Под руку не подворачивались удобные жертвы, на которых можно сорвать растущий гнев, а спустить пар надо.
Поттер. Чертов Поттер. И надо же было именно ему загреметь в Святого Мунго.
Драко потратил кучу времени, возводя в своем сознании стены, не позволяющие той ночи в Хогвартсе прорваться и мучить его – той ночи и невыносимым неделям, которые за ней последовали.
А теперь он обнаружил, что ему противостоят отвратительные воспоминания обо всем, что пошло совсем не так: его колебания, его страх, его собственная бесполезность, его неспособность преуспеть в поставленной задаче, и хуже всего – то, как Поттер все это использовал, воткнул меч в его эго, оставив кровоточащую и незаживающую рану.
С горьким осознанием он кинул насквозь мокрую мантию в чистую воду, попутно окатив водой себя.
Он раньше ненавидел Поттера, он потратил годы, ненавидя его, но то, что он чувствовал сейчас, было больше, чем просто ненависть. Из-за гриффиндорского несвоевременного вмешательства, его неуместного благородства, Поттер поставил себя в такое положение, что Драко никогда, никогда его не простит.
Профессор Снейп пытался помочь. После нападения на Дамблдора он забрал Драко из Хогвартса и спрятал, но его нашли в считанные дни. Члены Ордена Феникса допрашивали его, насильно влив веритасерум, желая знать в подробностях произошедшее.
Было неловко слышать, как его собственный голос предает его, объясняя, что Снейп, а не Драко, направил Аваду Кедавру на Дамблдора. Что он просто беспомощно стоял, не в силах найти мужество, чтобы наложить заклятие самостоятельно. Хотя эта конкретная мелочь их не особенно заинтересовала. Муди был решительно настроен добиться, чтобы они со Снейпом оба получили одинаковый приговор: пожизненное заключение в Азкабане. Именно Муди пытался убедить Скримджера просто швырнуть Драко в ужасную тюрьму, заявляя министру, что суд Визенгамота будет лишь пустой тратой времени. Драко помалкивал. Если его судьба – получить то же наказание, что и его отец, то он будет гордиться, что наконец окажется вместе с ним.
А потом Поттер поднял шумиху вокруг всего этого дела. Он убедил профессора МакГонагалл и Люпина поговорить с представителями министерства и устроить для Драко то, что было названо «честным» слушанием. Поттер даже выступал свидетелем защиты на этом фарсе.
Руки Драко тряслись. Погрузив пальцы в горячую воду, он яростно тер воротник беспомощной мантии. Он до сих пор видел лохматого очкарика, стоящего перед сборищем якобы уважаемых ведьм и колдунов, все еще слышал слова Поттера, приводящие его в бешенство. Поттер заявил Визенгамоту, что был свидетелем и видел все от начала и до конца. Он был обездвижен Дамблдором и спрятан под мантией-невидимкой, но все видел и слышал. Все. И был более чем готов поделиться своим знанием со всем миром.
Из-за Поттера Драко был низведен от солдата, сражающегося за свои убеждения, до жалкого и слабого труса, под угрозами вынужденного исполнять требования Темного лорда и даже тут потерпевшего неудачу. Он чувствовал себя беспомощным посмешищем, унижением всего рода Малфоев.
Он слишком долго сдерживал ярость на Поттера за то, что тот сунул свой нос, куда его не просили, за то, что влез, куда не звали. Поттер выглядел таким самодовольным на фотографиях в Ежедневном Пророке, которые видел Драко. Он читал тошнотворные комментарии в статьях, утверждавших, что министерство продемонстрировало огромную мудрость, не упрятав в Азкабан невинного человека.
Вспомнив это определение, Драко замутило. Невинный. Слово звучало раздражающе фальшиво и казалось очень типичным для болтовни Поттера. Поттера, который всегда старался выглядеть хорошим, а еще честным, благородным и бескорыстным, само воплощение рыцаря без страха и упрека.
Но он не был честным. Он был самодовольным недоумком, который никогда даже на секунду не задумывался о последствиях своих действий. Драко возможно и не преуспел в деле уничтожения Дамблдора, но он вряд ли был невинным.
Он день и ночь работал над тем, чтобы найти способ впустить Пожирателей в Хогвартс, и преуспел. Он хотел сделать это, хотел испытать себя. Если Поттер думал, что он хотя бы немного сожалеет о том, какую роль сыграл, то он гораздо тупее, чем Драко считал.
Вся будущая жизнь Драко превратилась для Поттера в игру, вроде квиддича; он сыграл и, как обычно, выиграл. Драко не желал признавать поражение, но выбора у него не было. Если он попытается сбежать из этого места, он окажется или мертвым, или в Азкабане, или опять во власти Темного лорда. Если быть совершенно честным, ни один из вариантов не казался привлекательным. Возможно, в теории они привлекательны, но в реальности – нет.
Это привело его к странному выводу, что где-то глубоко в душе он даже благодарен Поттеру за его нелепое вмешательство. Однако Поттер влез в это дело не из альтруизма. Конечно, он сделал это не потому, что верил, что в глубине души Драко хороший. А потому, что он - ничтожный, самодовольный, любящий внимание полукровка, безответственно объявленный спасителем магического мира, сдуру побеждающий врагов и по пути сражающийся с драконами. Только, похоже, нашелся дракон, который сумел превзойти Поттера. Драко пожалел, что не может послать дракону в благодарность за труды месячный запас свежего мяса троллей.
Драко тяжело навалился на бадью и опустил руки на края. Он прижался щекой к плечу и вытер влажный лоб о рукав. Эти мысли ни к чему не приведут. Поттер не стоит его гнева. Он всего лишь заблуждающийся глупец, играющий в героя, даже когда его героизм никому не нужен.
С него капало; он нахмурился на свое отражение в мыльной воде. Он уже потратил слишком много времени, думая о том, какую роль играл навязчивый Поттер в его жизни. И в результате, поддавшись привычному яду, чувствовал только опустошение.
Он собрался с силами и оттолкнулся от бадьи с водой. И слишком поздно сообразил, что перестарался. В ужасе он смотрел, как деревянная посудина падает, а содержимое заливает пол и грозит промочить его обувь.
Драко взвизгнул и запрыгнул на ближайший стул, не желая рисковать и дохаживать день в мокрых ботинках. Он тут же пожалел о своем импульсивном поведении, чувствуя себя десятилетней девчонкой. Когда вода успокоилась, он, кипя от гнева, слез со стула. Драко был уверен, что даже полумертвый Поттер сейчас где-то празднует очередную победу.
***

URL
2011-06-13 в 02:17 

Aresu
Everyone has a right to be stupid but someone just abuse this privilege
Сверток с обедом Драко унес к себе в комнату, чтобы во время короткого перерыва съесть его в блаженной тишине.
Все утро он слышал, как люди обсуждают состояние Гарри Поттера, гадают, что и как случилось, и выражают друг другу сочувствие от того, какая ужасная задержка теперь будет в войне против Того-кого-нельзя-называть. Этих разговоров почти хватило, чтобы лишить Драко аппетита, но его желудок был категорически простив воздержания.
На колене у него лежала одна из книг миссис Атчли. Он читал, пока ел, но почти ничего не понимал. С каждой страницей его недовольство тем больше росло, чем больше его сознание отвлекалось от книги.
Нечестно, что предсказуемая рутина, к которой он наконец-то привык, была разрушена легко, как пыльная паутина. Малфоевское воспитание не позволяло ему принять текущую ситуацию как нечто хорошее, но по крайней мере оно предоставляло некое успокоение. Сейчас же он стремился вернуться в то отупляющее состояние, где не было места сюрпризам, а оно сопротивлялось.
Книга была отброшена на стол. Безнадежно. Он подтянул ноги на кровать и скрестил их. Опустив локти на бедра, он попытался сконцентрироваться на вкусе сэндвича. Больше всего бутерброд был похож на пару старых носок, разве что не такой ароматный.
Он часто думал о том, сколько усилий должен прилагать повар, чтобы приготовить для него наимерзейшую пищу. Представить, что кто-то на кухне может быть всего лишь настолько некомпетентным, было невозможно. И все же, еда есть еда, и не так уж часто он ее получал, чтобы быть разборчивым.
Когда он проглотил последний кусок, влетела сова. Он настороженно взглянул на нее.
- Тебя что, никогда не ремонтируют? – устало вопросил он. Хотя он никогда не любил свою собственную сову, ему не хватало мягкого шелеста крыльев, успокаивающих, мягких оттенков перьев и случайных уханий, позволяющих понять, что он имеет дело с разумным существом, а не с какой-то чертовой летающей аномалией. - Вали отсюда, - проворчал он, читая пергамент. Но сова уже улетела и не слышала цветастое пожелание.
Ему предписывалось вымыть пол в буфете. Он полагал, что это лучше, чем мыть туалеты, но не намного. По меньшей мере, здесь была возможность убедить буфетчицу угостить его парой печений. Малфоевская чувствительность содрогалась от мысли выпрашивать еду, но голод давным-давно сделал его непривередливым.
Обнадеженный, он поднимался по лестнице. Мисс Гарблз не слишком его любила, но, кажется, в последнее время он не делал ничего такого, что могло ее разозлить, а обычно она довольно миролюбива.
- Ты всегда так торопишься, - упрекнул его один из портретов со стены. – Предупреждаю, не сломай свою тощую шею!
- Точно! – добавила прыгающая фигура на площадке третьего этажа. – В этой больнице не лечат Пожирателей Смерти!
Драко тайком покосился на свое предплечье и остановился, чтобы кратко оглядеть картину.
Черт их побери, они могут верить во что захотят. Его приговор не изменится от того, будут люди в больнице, живые или нарисованные, любить или презирать его.
- Morsmordre! – закричал он, просто чтобы посмотреть как задергается прыгающий человек. Со стороны окружающих портретов донесся явственный ах, а к тому времени, как Драко добрался до входа на пятый этаж, ахи превратились в истерические крики.
Он закрыл за собой дверь на лестничную площадку, ужасно удивляясь своему поведению. Он уже давно не откалывал таких шуток. Это было безвкусно и ребячески, и все равно восхитительно. Безусловно, портреты несколько следующих дней будут дуться на него, но он был уверен, что случай будет быстро забыт.
- Ради Мерлина, мистер Малфой, - прищелкнула языком мисс Гарблз, - что вы натворили на этот раз?
На секунду он замешкался, не в силах понять, что на него нашло. Он уже давно не срывался на сову или портреты, не говоря уж о случае в прачечной. Неужели из-за присутствия Поттера в больнице у него началась регрессия отношения к окружающему? Драко бы не удивился. При общении с Поттером у него никогда не получалось вести себя достойно.
- Вы сегодня очаровательно выглядите, - весело сказал он буфетчице, надеясь поменять тему разговора.
- Пф-пф, не надо меня умасливать. Я оставлю тебе тарелку с печеньем вон там, на стойке, - сказала она, жестом указывая назад. – Когда закончишь, можешь съесть. Только не пытайся унести их с собой. У меня будут проблемы, если тебя поймают с едой.
Драко голодными глазами уставился на тарелку, потом поднял швабру и ведро с мыльной водой и понес их на другую сторону комнаты.
Торопливо поднимая стулья на столы, он услышал женские голоса, тихо разговаривающие о чем-то у входа в буфет, и решил оставить эту часть напоследок. Когда он поднял голову, мисс Гарблз усаживала двух женщин за один из столов: девушку примерно его возраста с длинными рыжими волосами и полную женщину постарше, скорее всего ее мать.
Он моргнул. Это была Джинни Уизли. Джинни Уизли и миссис Уизли. Они казались весьма потрясенными, мисс Гарблз успокаивала их и предлагала чай с печеньем, но их это не интересовало. Он раньше не видел их в больнице. Разумеется, они пришли повидать Поттера.
Несколько косых взглядов из-за ручки швабры пояснили, что Джинни рыдает, а мать гладит ее по спине. Как типично, подумал он. Поттер всегда делает чью-то жизнь невыносимой.
Драко припомнил, что как-то видел статью в «Придире» о том, что Гарри Поттер и Джинни Уизли расстались, потому что он решил бороться против Сами-знаете-кого. Драко не был уверен, почему вдруг он вспомнил эту статейку. Возможно, потому что это подтверждало его веру в то, что Поттер был полным болваном, когда дело касалось противоположного пола.
Он не хотел приближаться к ним, но, к сожалению, у него не было выбора. Он почти закончил уборку в этой части комнаты, и им нужно будет пересесть, чтобы он мог закончить.
Мисс Гарблз поймала его взгляд и понимающе кивнула. Она привлекла внимание женщин и указала в сторону Драко. Он слышал, как она объясняет, что ей очень жаль, но молодому человеку нужно закончить уборку.
Посетительницы начали подниматься, и Драко поторопился отвернуться, но опоздал. Должно быть, Джинни узнала его, потому что в следующий момент она закричала: - Ты! – у него за спиной.
Чтобы успокоиться, он сделал глубокий вдох. Он будет вести себя воспитанно. Он будет вести себя сдержанно, даже если это убьет его.
- Да? – глядя на нее ничего не выражающим взглядом и делая вид, что понятия не имеет, кто такие она или ее мать, спросил он. Даже Уизли не настолько глупы, чтобы поверить в это, но возможно, они поймут намек и просто оставят его в покое, черт побери.
Лицо Джинни покраснело, а кончики ушей стали ярко-алыми. Мать тянула ее за руку, пытаясь успокоить, но Джинни вырвалась.
- У тебя нет права находиться здесь! – напустилась она на него. – Среди достойных людей! Ты подлец! Ты должен сидеть в тюрьме вместе со своим папашей!
Весь самоконтроль Драко испарился. Если девчонка хочет поругаться, они поругаются.
- Ну, если верить твоему парню, то нет, - язвительно фыркнул он. – Ой, подожди-ка. Прости. Я имел в виду, твоего бывшего парня. Ведь Поттер тебя бросил, разве нет?
Джинни взбесилась, как пойманное животное, и накинулась на него. Мать пыталась остановить ее, но не могла поймать ее руки. Джинни кулаками колошматила его по голове и груди.
- Отцепись от меня, придурочная! – вопил он, закрывая лицо руками.
Он слышал, как ахнула мисс Гарблз, и обе женщины громко умоляли девушку перестать. Удары прекратились, и Драко выглянул. Миссис Уизли удерживала свою дочь.
- Уизли – дикари, - рявкнул он. – Вы не меняетесь.
Миссис Уизли так холодно взглянула на него, что дрожь пробрала.
- Я вижу, ты тоже не изменился, Драко Малфой. Кажется, что-то никогда не меняется, - она посмотрела на пол, и выражение ее лица стало более спокойным. Рваное дыхание Джинни выравнялось, боевой задор покинул ее. Миссис Уизли отпустила плечи дочери и взяла ее за руку. – Пойдем, дорогая.
Мать повела Джинни к выходу из буфета, та снова начала рыдать. Драко больше ничего не сказал. Поднимая стулья на последний стол, чтобы вымыть пол под ним, он чувствовал, как невысказанный гнев мисс Гарблз царапает ему кожу. Закончив, он осмелился посмотреть на ее, зная, что у него нет ни шанса получить печенье.
- Поверить не могу, - медленно произнесла она. – Бедная девочка. После всего, что она пережила… почти потеряла нашего дорогого мальчика… - она закрыла рот и сжала губы в жесткую линию. Ее лицо потеряло всякую мягкость, бывшую там, когда он вошел в буфет. Она отвернулась, схватила тарелку и вылетела в кухню.
Драко поставил швабру и ведро к стене и безучастно уставился на маленькое окошко над дверью. Ему ничего не оставалось, как ждать, когда там появится сова и пошлет его на очередной круг ада.
Он не собирался признавать даже себе, что повел себя неправильно. Не выносишь ссор – не начинай их.
Он не виноват, что Поттер кинулся под ноги какому-то чудовищу и был частично съеден. И уж точно не его вина, что Уизли-девчонка не так умна, чтобы удержать интерес Поттера. Почему он должен чувствовать себя обязанным ходить на цыпочках вокруг всех, у кого проблемы?
И все равно, у него был мотив попридержать язык, но почему-то не достаточно сильный. Желудок сердито заурчал, судя по всему, злясь на него так же, как и весь остальной мир.

URL
2011-06-13 в 11:41 

Stasiz
И ещё считаю долгом предупредить, что кот древнее и неприкосновенное животное. ©
Бедный Драко, даже печенье ему не дали, а он честно сделал свою работу(( :-/
Aresu, спасибо за перевод! :red:

2011-06-13 в 13:49 

elenmt
Бедный Драко
По любому он потом отыграется))

2011-06-13 в 17:33 

Бекки92
"Истинная дружба? Одна из тех вещей, о которых, как о гигантских морских змеях, неизвестно, являются ли они вымышленными или где-то существуют."
Спасибо) Жду проду)

2013-07-05 в 12:19 

Aresu
Everyone has a right to be stupid but someone just abuse this privilege
Глава третья: Нисходящий Морфей

Остаток дня, в отличие от утра, прошел тихо, но куда бы он ни шел, атмосфера вокруг Драко оставалась напряженной.
Его мучило неприятное чувство, что все в его кошмарно урезанной жизни превратилось в хаос. Словно он суматошно распускающийся туго свернутый клубок, и вскоре от него ничего не останется, кроме кучи перепутанных ниток. Драгоценное равновесие, установившееся за последние несколько месяцев, нарушилось; это ощущение Драко совершенно не нравилось.
Доев чуть теплый ужин в тусклом свете своей комнаты, он почувствовал такое изнеможение, какое бывало после тренировки в квиддич. Он не скоро забудет, сколько раз он еле живой выползал с поля после бомбардировки проклятыми бладжерами Винса и Грега.
Охранник проводил его до туалета и обратно и запер в комнате на ночь. Драко даже не взглянул на книги, которым был так рад еще утром. Постель завладела всем его вниманием без остатка. Он благодарно взглянул на нее, откидывая покрывало и залезая под простыню. Изнеможение охватило его. Он вздохнул в подушку, не обращая внимания на запах затхлости и воображая, что находится дома, в своей кровати с балдахином.
Да, его постель. Домашние эльфы днем притащили ее сюда, сказал он себе, пока его засыпающее сознание плавало в полудреме. Они только притворялись, что боятся его, а на самом деле они устроили храм в его честь в одном из кухонных шкафов. Там они встречаются, чтобы провозгласить бессмертную любовь к своему молодому хозяину и принести пожертвования заплесневелыми персиковыми косточками и мышиными какашками.
Он еще раз зевнул и провалился в оцепенелый сон.
***

Он медленно шел, прижавшись головой к мягкой теплой руке. Откуда-то неподалеку доносилась музыка. Кто-то пел, но мелодия была ему незнакома. Но его это не волновало. Звук был успокаивающим, и ему хотелось как можно дольше слушать этот голос.
Где бы он ни был, тут было приятное, ярко освещенное открытое место. Везде трава, безбрежный зеленый океан. Ему надо задрать голову, чтобы посмотреть на лицо напевавшего человека. Когда он поднял голову, рука шевельнулась, и ладонь ласково погладила его по волосам.
Женщина на минуту замолчала и чуть улыбнулась ему. Что-то в ней было незнакомо. Ее лицо было похоже на его собственное, но в глазах чего-то не хватало. И они были темнее, чем он помнил. Хотя это все равно была его мать. Он был в этом уверен. Солнечный свет играл в ее светлых волосах, и ему было так легко в ее компании.
Какое-то время они шагали вместе, она снова начала напевать ту же песенку. С каждым шагом небо менялось. Появилось впечатление, что они внутри помещения. Освещение не изменилось, но оно больше на казалось естественным. Трава выглядела более сухой, почти пустошь, и ему это совсем не нравилось.
Впереди было дерево. Он не помнил, чтобы оно было там раньше. Ему не хотелось залезать на него. Ему хотелось оторваться от тепла своей матери и посмотреть, что находится за ним. Похоже, она поняла это и не пыталась остановить его, когда он помчался к огромному дереву. Чем ближе он подбегал, тем больше казался ствол, словно рос в ширину. Под впечатлением от грандиозного зрелища, он повернулся, прижавшись спиной к грубой коре.
Ее напев звучал у него в голове, ясно, словно она все еще шла рядом с ним. Медленно переставляя ноги, он обходил дерево по краю. Отец одобрил бы такую тактику. Папа был когда-то в Слизерине. Слизеринцы всегда осмотрительны и осторожны. Ему хотелось, чтобы папа был здесь и увидел, каким осторожным он может быть.
Слева от него раздался звук, резко отличаясь от мягкого звучания голоса матери: негромкое тонкое повизгивание, и что-то ткнулось в его каблук. Он посмотрел вниз и увидел щенка.
Рядом со щенком были черные сапоги. Огромная рука подхватила щенка и подняла, медленно поглаживая по серому меху.
Папа здесь. Его глаза чуть покраснели и потускнели, словно он плохо спал. Драко потянулся к собаке, но отец не обратил на него внимания и опустил щенка на землю. Маленький черный нос обнюхал траву, и собачка вдруг помчалась куда-то за дерево, сразу скрывшись с глаз.
Он хотел побежать за ней, но отец схватил его за руку и покачал головой. Он больно сжал руку, но Драко знал, что не стоит и пытаться вырваться. Он посмотрел в глаза отца, не отрывавшиеся от него, и заметил, что они тоже изменились. Как у матери, они стали темнее. Темные и холодные.
Отец улыбался как-то странно и напряженно. Драко чувствовал, что что-то не правильно. Отец перестал странно улыбаться и отпустил руку Драко, а он отступил от отца подальше. Возможно, отец разочарован, что щенок сбежал. Он помчался за дерево, чтобы вернуть животное, но его нигде не было видно. Он посмотрел в поле, но и там его не заметил.
Мама. Она исчезла. Ее музыка исчезла. Он не замечал этого до сих пор. Он позвал ее и не получил ответа. Он побежал обратно туда, где, как он думал, должен быть отец, но не смог найти его.
Остается только ждать. Они вернутся. Он присел отдохнуть на изогнутые узловатые корни дерева. Было неудобно, но он знал, что должен сидеть именно здесь, чтобы они могли найти его.
Знакомое поскуливание, раздавшееся откуда-то сзади, было расстроенным. Судя по тону, щенку было больно, и он захотел как-то помочь. Он вскочил и огляделся. Ничего не изменилось, но визг неожиданно перерос с низкое угрожающее рычание, от звука которого он оцепенел.
Он прижался спиной к дереву и крепко зажмурился, желая, чтобы животное убралось подальше, но вместо этого рычание стало громче. Сердце бешено колотилось, а рычание словно поднималось выше, приближаясь к нему. В нем проскальзывали почти человеческие нотки, но он не открывал глаза, чтобы не видеть, кто движется к нему, кто жарко дышит ему в лицо и рычит в ухо.
Кора больно впилась в кожу сквозь ткань мантии. Было очень больно, он трясся от ужаса, но не плакал. Дерево под ним начало изменяться. Он чувствовал, как оно съеживается, двигается и оживает.
Он открыл один глаз и увидел, как темные ветви наклоняются вниз и свиваются вокруг него. Они превратились в длинные белые пальцы, опустились ему на плечи, а потом рывком расстегнули воротник рубашки. Острые ногти скользнули по горлу и остановились у яремной впадинки.
Порыв сбежать был сильным, но ноги не могли сдвинуться с места. Его отчаянно трясло, и, вопреки его стараниям, он ощущал, как по щеке стекает слеза. Когти царапали кожу, медленно перемещаясь туда и сюда по его шее. Утробное рычание грохотало в ушах, а потом прекратилось.
Тишина была мучительна. Она длилась и длилась, мелькнула мысль о мольбах, просьбах, но было уже слишком поздно. С последним жестоким рыком пальцы отдернулись от него. Их заменили слюнявые клыки, прокусывавшие кожу. Драко слабо вцепился в грубый мех, чувствуя, как соскальзывает на землю.
***

URL
2013-07-05 в 12:25 

Aresu
Everyone has a right to be stupid but someone just abuse this privilege
С коротким резким вскриком Драко проснулся со смятым одеялом в руках. На секунду растерявшись, он огляделся в темноте и уронил голову обратно на подушку. Дыхание вырывалось резкими толчками. Откинув волосы со лба, он обнаружил, что весь в испарине.
Он скинул одеяло к ногам и прижал ладони к глазам, проклиная пустоту, окружавшую его.
Работа с Грейбеком была еще одной неудачей, которую он желал стереть из памяти. Но теперь, когда все его заботливо поставленные барьеры рушились, он не удивился, что после месяцев сна без сновидений, у него снова кошмар с участием оборотня.
Хотя там был и Темный лорд, это несомненное отличие. Его прикосновение ощущалось до дрожи реальным. Драко повернулся на бок и нахмурился, рукой защищая лицо от грубой ткани наволочки.
С чего вдруг ему приснился кошмар с его участием? Может ли быть связь с сегодняшним нападением или это просто совпадение?
Каждый раз, когда на него нападали, он точно знал, что причины чисто личные. Все трое нападавших называли его по имени, так что они точно и определенно знали, что делают. Драко до сих пор не был уверен, действовали они из личной ненависти к нему или были посланы Министерством, чтобы избавиться от него. Вот только до сих пор он не давал себе труда задуматься, имел ли Темный лорд отношение к этому?
Пока он не мог заставить себя поверить, что Темный лорд стоял за нападениями на него в госпитале, он полагал, что в нем была часть, убежденная, что когда его убьют, это будет из-за случившегося в башне.
Когда его убьют? Драко похолодел от этой мысли. Возможно даже, что в глубине души он совершенно в этом не сомневался.
То, что Чериас сказал о непричастности Министерства к нападениям, с трудом применялось к Темному лорду. Он-то бы не тянул время, будь у него шанс.
Те, кто не выдерживал проверку на верность, уничтожались, а он вот тут, все еще живой. Он не мог прекратить задаваться вопросом, действительно ли Темный лорд желает его смерти. Если бы да, то почему он до сих пор дышит? Несколько раз обдумав этот вопрос и не сумев прийти к удовлетворительному выводу, он натянул одеяло до подбородка и закутался поплотнее.
И еще долго лежал без сна, не с состоянии заснуть, да и не желая этого.
***

Он заканчивал складывать простыни для палаты на первом этаже и надеялся на спокойный день, когда прилетела сова. Внезапно он испугался. До этого дня директор ни разу не отвечал на его запросы; Драко казалось, что требование с отказом убирать за Поттером тоже не будет принято во внимание. До сих пор ему везло, но что-то в невинно выглядевшем пергаменте подсказывало, что удача от него отвернулась.
Разворачивая записку, он ощутил начинающуюся мигрень, боль прямо над левым виском. Прочитав, он испытал облегчение. Правда, совсем небольшое.
Там были новости: хорошая и плохая. Хорошая заключались в том, что ему не придется напрямую иметь дел с Поттером. Плохая же была в том, что ему требовалось сменить полотенца и мыло в ванной комнате в палате, где лежал Поттер.
Драко пришло в голову, что если его удача продержится еще немного, то ему повезет совсем не увидеть гнусного гриффиндорца. Больница достаточно большая, напомнил он себе, так что возможность постоянно избегать встречи довольно велика. Довод неубедительный, признал он, но до тех пор, пока жизнь не докажет обратное, будем держаться за эту мысль.
Он достал несколько полотенец из общей кучи, схватил пару упаковок мыла из шкафчика и бросил все в ближайшую тележку. Везя ее к северному концу коридора к палате Дея Ллевеллина, он ругался себе под нос, спуская пар.
- Ну и ну. Наш местный призрак разговаривает сам с собой.
Драко резко вскинул голову и увидел долговязого, начавшего лысеть целителя с ужасным прикусом, прислонившегося к стене. Он держал несколько пергаментов и выглядел чрезвычайно довольным собой. Драко возненавидел, когда несколько месяцев назад они начали его так называть, и был полностью уверен, что именно этот человек начал травлю. Наверняка это случилось от зависти, что кто-то носит белое, а не тошнотворно-зеленое. Часть его хотела сказать обидчику, что какой цвет бы тот не надел, он все равно останется мудаком с лошадиной мордой.
Хотя обычно он не сдерживал резкую отповедь любому из невыносимых придурков в больнице, которые цеплялись к нему, сейчас он сумел удержаться и не ответить на это мерзкое обращение. Призрак. Он знал, как выглядит: бесцветный и почти прозрачный. Зеркало каждое утро безжалостно подтверждало это.
С самых первых угнетающих недель больница наложила свой тяжелый отпечаток не только на его внешность, но на все поведение. Он уже чувствовал себя выжатым досуха в слишком многом, чтобы считать. Знание, что и другие заметили недостатки, которые он сам не мог игнорировать, делали ситуацию еще хуже.
Он пошел дальше, размышляя над теми словами, которые он выскажет больничному персоналу, когда станет свободным человеком. После восстановительного периода произойдет его блистательное возвращение в короне сияющих серебром волос, он будет безукоризненно одет в мантию насыщенных цветов, и его манеры снова будут соответствовать высокому положению Малфоев. Потом он зайдет в больницу и проклянет стольких ублюдков, сколько сможет, а затем аппарирует в любимое шале в Гштааде, где будет окружен верными слугами и еще более верным гаремом. Жизнь снова станет прекрасным и увлекательным приключением.

URL
2013-07-05 в 12:25 

Aresu
Everyone has a right to be stupid but someone just abuse this privilege
Мысли об швейцарских Альпах отступили при виде меньшей горы у дверей палаты, в которой при ближайшем рассмотрении Драко признал человеческое существо. Он не узнал этого охранника. Несомненно, его выбрал лично Скримджер, что Драко совершенно не удивляло. Очевидно, Избранного надо охранять круглые сутки, благослови небо его храброе сердце.
Стоя у двери в ожидании, когда его впустят, Драко бросил на охранника испепеляющий взгляд, нарываясь на конфронтацию. Охранник, не сводя с него глаз-бусинок, открыл дверь и что-то неразборчиво, но угрожающе прорычал.
Едва войдя в палату, Драко от дверей скользнул вправо и оказался в ванной. Оставив дверь открытой, он надел перчатки, чтобы собрать влажные полотенца. Он не даст ни одного шанса мерзким поттеровским микробам. Мыло в мыльнице на раковине было похоже на растаявший и оплывший торт, Драко с гримасой вынул его и швырнул в мусорную корзинку на тележке. Сняв перчатки, он достал и разложил чистые полотенца и новые куски мыла, надеясь, что сова появится как раз тогда, когда он закончит.
Не появилась. Вселенная его ненавидит. Или, возможно, нет, потому что он заметил выпуск еженедельника «Квиддич» рядом с ванной. Он поднял его и уселся на унитаз, чтобы почитать, пока не сможет убраться отсюда. Минуты шли, а совы все не было и не было.
Он был не прав. Вселенная все же ненавидит его. Головная боль растеклась под всей лобной костью и болезненно пульсировала. В любую минуту Поттер мог зайти отлить и увидеть Драко. Положение – падать дальше некуда. Придется найти способ убить и Поттера, и себя, потому что его мрачная жизнь будет официально кончена.
- Малфой? – послышалось из палаты. Он замер.
Его позвали еще раз. Он осторожно встал и одним глазом выглянул из-за тележки в палату. Поттер лежал на первой кровати, но к немедленному облегчению Драко, спал. Потом он заметил того, кто звал его. Он вздохнул и выкатил тележку из туалета, остановившись у постели другого пациента.
- Должно быть, ты издеваешься,- он скрестил руки на груди.
Мальчик улыбался. Он был по меньшей мере на пару лет младше Драко, очень болезненный и тощий, но едва завидев старшего мальчика, немедленно просиял.
- Не говори мне, - тихо сказал Драко, ужасаясь мысли, что их разговор разбудит Поттера, - снова ангкорийкая ящерица?
- Ну, что я могу сказать, - глуповато ответил мальчик. – Держу пари, она думает, что я довольно вкусный. – Он с намеком посмотрел на Драко. Того передернуло.
Насколько знал Драко, этот пациент уже пятый раз попал в отделение. Поначалу он подозревал, что постоянно повторяющиеся укусы были результатом его глупости и беспечности, но потом стало ясно, что по каким-то причинам болван делает это специально. Идея, что он предлагал себя покусать, потому что хотел увидеть его, вызывала такое беспокойство, что даже безграничное тщеславие Драко не было польщено.
Он пришел к выводу, что это – часть его великого невезения. Почему бы его почти-сталкеру не быть старше, не говоря уж о том, чтоб попривлекательнее. По крайней мере, тогда он мог суметь немного развлечься с ним, и не важно, насколько нестабильна его психика.
В конце концов в Хогвартсе Драко не был скромнягой, когда дело касалось экспериментов. Было несколько приятных обжиманий, торопливых ласк «на скору руку» и даже пара достойных воспоминания минетов от слизеринского вратаря Майлза Блетчли еще на пятом курсе. Они были превосходным способом снять напряжение перед игрой.
Вдобавок, он был уверен, он был не единственным парнем, который во время Тремудрого турнира ночами мастурбировал, думая о Седрике Диггори. Любопытство всегда было частью взросления. Но это? Это просто… печально.
- Твой отец должен избавиться от этой твари, - покачал он головой, с нетерпением посматривая на дыру над дверью, откуда прилетала сова. – Или однажды тебя сожрут.
- Ой, Малфой, не будь таким, - почти жизнерадостно отозвался пациент. – Как думаешь, ты… можешь подать мне воды?
Драко закатил глаза и подошел к прикроватной тумбочке, чтобы налить воды из кувшина. Мелкий поганец мог и сам без проблем обслужить себя, но Драко не хотел, чтобы тот закапризничал и разбудил Поттера. Он подал мальчишке стакан и дернулся, когда их пальцы соприкоснулись.
Парнишка осушил стакан в несколько глотков и вытер рот тыльной стороной ладони безошибочно приглашающим жестом.
- Ммм, то, что надо.
Сова выбрала именно этот момент, чтобы влететь, и Драко вознес ей беззвучную хвалу за своевременное появление. Он как можно скорее прочитал записку.
- Так, я должен идти. Попробуй пользоваться мозгами, когда находишься рядом с огромными рептилиями с острыми зубами, - он схватил тележку и приготовился сбежать.
Парнишка, не поднимая глаз, неубежденно кивнул.
- Ой, подожди! У меня есть кое-что для тебя, - он передвинул какие-то бумажки и что-то взял с тумбочки.
Драко отпустил ручку тележки и вытянул руки перед собой, боясь увидеть проклятое любовное письмо.
- Пожалуйста, нет. Не нужно…
Парнишка протягивал шоколадную лягушку. Драко уставился на нее и ощутил, как рот наполняется слюной. Шоколад. Это было слишком хорошо, чтобы быть правдой. Он сто лет не ел шоколада. И к тому же, от него проходит головная боль.
- Но если ты настаиваешь… - продолжил он. Он уже почти взял ее, принося самоуважение в жертву какао-бобам, когда услышал шум со стороны кровати Поттера. Он медленно повернул голову и увидел Поттера, лежащего на боку и смотрящего на него.
Драко застыл, представляя, как он выглядит со стороны: рука вытянута, чтобы принять жалкое подношение от больного ребенка. Малфой низведен до принятия подачек от калек. Это было ужасно. Это был просто кошмар, просто должен быть! Он сейчас закроет глаза, а когда откроет, окажется в своей постели, проснувшимся от шока. Опустив руку, он закрыл глаза, но, когда открыл их снова, Поттер по-прежнему смотрел на него.
И то, как он смотрел, пробирало до костей. Там не было отвращения, ужаса, любопытства, ни даже злорадства или хорошей дозы презрения. Все, что он сумел разобрать, было наихудшей из возможных эмоций из всего разнообразия человеческих переживаний.
Жалость.
Он быстро отвел глаза в сторону и посмотрел на мальчика с лягушкой.
- Нет, благодарю, - он схватил тележку и начал отступать к двери.
- Малфой?
Он остановился. Это был голос Поттера, такой откровенно жалобный, что он обернулся и сердито уставился на него.
- Чего? – в это единственное слово он постарался вложить максимум угрозы.
- Когда мне будет немного получше, мне надо поговорить с тобой, - просьба, приказ, не важно что, прозвучала тихо, как будто ему потребовалось сделать огромное усилие.
Драко выпрямился.
- Поверь мне, Поттер, ничего из того, что ты можешь мне сказать, я слышать не желаю, - он широко шагнул к двери. – Отметь это в своих мемуарах. Уверен, книжка будет бестселлером.
И он вышел из палаты со всем достоинством, какое сумел сохранить.

URL
2013-07-05 в 13:44 

Читерабоб
ЧТО СЛИЗЕРИН БОБЕРИ ЗДЕСЬ ПРОИСХОДТ!!! (с)
огогогого
вот это долгострой...
но я все равно буду верить в то, что ты его закончишь.
:squeeze: :squeeze: :squeeze:

2013-07-05 в 14:14 

Aresu
Everyone has a right to be stupid but someone just abuse this privilege
Читерабоб, наверное, закончу рано или поздно, потому что желание не пропало. Просто в оригинале очень для меня тяжелый язык, я очень долго кручу и перекручиваю фразы, чтобы составить их... переписываю по три раза + тяжелая атмосфера = долгострой :) А ты прочитала или только на даты посмотрела?

URL
2013-07-05 в 14:22 

Читерабоб
ЧТО СЛИЗЕРИН БОБЕРИ ЗДЕСЬ ПРОИСХОДТ!!! (с)
Aresu,
ну я поняла, что этот перевод у тебя пропустила и прочитала с начала до конца все переведенное. ну и на даты посмотрела.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Aresu - Хроники переводчика

главная