Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:00 

Новый долгострой-перевод... закончен

Aresu
Everyone has a right to be stupid but someone just abuse this privilege
У мене весенний стояк... в смысле, что мысли стоят на месте. Ничего не хочу. Поэтому пробую новый перевод, вдруг лед тронется, господа присяжные заседатели.

The Ghost of St. Mungo's By: Roses
похоже, с сайтов, где я видела его раньше, он убран :(
Title: The Ghost of St. Mungo's aka Призрак больницы Святого Мунго
Pairing: Harry/Draco
Rating: R
Warning: Big fat SPOILERS for HBP
Summary: После судьбоносной ночи в Хогвартсе жизнь Драко Малфоя перевернулась и встала на его серебристо-серебряную голову.
Disclaimer: Ничего не мое. Все - мадам Роулинг.

Автору не писала, разрешения не спрашивала. История мне нравится, но смогу ли я ее перевести до конца- неясно.
Бета требуется. Желающие - пишите. Уже не требуется :) Upd. Уже не знаю...
Текст в комментах, начало... и продолжение.
картинка к фику


Закончен. Текст рассыпан по комментариям.
запись создана: 26.04.2009 в 21:33

@темы: фик, ГП, The Ghost of St. Mungo's

URL
Комментарии
2013-09-19 в 20:20 

Aresu
Everyone has a right to be stupid but someone just abuse this privilege
Поттер отмахнулся от инсинуации, всего лишь нахмурив брови.
- В чем дело, Малфой? Зачем ты хотел меня видеть? – слова были под стать его виду – усталые и раздраженные.
Драко не мог припомнить, чтобы видел Поттера таким вымотанным раньше, и не был уверен, что проблески чувства, которое ощущает, можно с уверенностью назвать триумфом.
Он засунул руку в карман и мимолетно погладил пальцами гладкую поверхность бутылочки. Оставался вопрос, как ввести зелье в организм жертвы. Поттер выглядел так, словно в любой момент вырубится без помощи зелья, но Драко хотел быть уверенным, что тот не проснется в процессе… в процессе.
- Я подозреваю, что существует причина, почему твоя группа поддержки не прокляла меня на месте. Ни заклятья, связывающего ноги, ни другого, такого же предсказуемого,- высказался он, надеясь, что его озабоченность была не слишком очевидной.
- Они знали, что ты придешь, - объяснил Поттер. – Хотя и были не очень рады этому.
- Как предусмотрительно с твоей стороны. Но я что-то не заметил в толпе давно женатой парочки, - он наклонил голову набок и тонко улыбнулся. – Я-то думал, они просто приклеятся к твоему изголовью.
- Ты о ком? – сильнее нахмурился Поттер. – Рон с Гермионой, что ли?
- Ну вот обязательно было называть их по имени? – с отвращением простонал Драко.
- Они сейчас немного заняты, война идет и все такое. И я все еще не знаю, зачем ты здесь.
Драко наклонился вперед и оперся локтями на колени. Надо как-то заставить Поттера расслабиться и утратить бдительность. Единственное, что пришло на ум, как добиться этого – проглотить свою гордость.
- В общем, Поттер, дело в том… Я склонен быть слегка… агрессивным в твоем присутствии, - он переплел пальцы и стиснул почти до боли. – Полагаю, я вчера наговорил тебе много всего, отчего у тебя сложилось впечатление, что я не оценил того, что ты сделал.
- И что я сделал? Тебе надо более конкретно выражаться, Малфой. Так что я сделал?
Драко показалось, что он заметил ухмылку в уголках губ Поттера. Изображает придурка. Драко взбесился. Это уже слишком!
- Как же это назвать, то есть я хочу сказать, усилия, которые ты приложил ради моего блага, - он захотел забрать свои слова обратно, как только они слетели с его губ. Достаточно. Его желудок больше этого не вынесет. Он вдруг понял, что стал значительно сильнее уважать тех, кто мог регулярно лгать и не стестняться.
- Малфой, это что, твой выбешивающий способ извиняться? – в словах Поттера звучало сомнение, но в глазах светилась надежда. Она-то и придала Драко сил.
Драко на мгновение закрыл глаза.
- Ты можешь понять и так, - сквозь сжатые зубы пробормотал он. – Я честно не могу сказать, что чувствую, что помогаю хоть кому-то в этом аду, - он с отвращением огляделся и заметил, что Нигель мирно спит. Одной проблемой меньше. – Но. я полагаю, это лучше, чем Азкабан.
- Уверен, что лучше, - с сомнением протянул Поттер, - но почему вдруг это стало таким важным, что тебе потребовалось сообщить мне об этом? С каких пор тебя волнует, что я думаю?
Блин, разговор точно не будет таким легким, как Драко надеялся. Он вспомнил, о чем ему сказал директор.
- Это правда, что целители не наложили на тебя никаких защитных чар?
- А это какое имеет отношение?
- Мне просто хочется знать, неужели ты действительно такой безнадежный идиот.
Поттер молча выдохнул, но потом ответил.
- На больнице достаточно сильные щиты. У дверей палаты личный охранник. И у меня под рукой волшебная палочка. Если кому-то приспичит добраться до меня, не взирая на все это, то я искренне сомневаюсь, что защитные чары его остановят.
- Но зачем директору понадобилось сообщать мне такую информацию? Он вполне мог позволить мне считать, что чары есть. Я никогда не узнал бы правду, разве что ты почему-то хотел, чтобы я знал.
Мрачная складка губ Поттера медленно превратилась в улыбку.
- Наверное, на каком-то уровне я и хотел. Да и вообще, из этого тайны не делают, - он потер подбородок большим пальцем. – Возможно, это был жест доброй воли. Так что, как видишь, я уверен, что ты ничего мне не сделаешь.
- Или ты просто сдохнуть хочешь, - навис над ним Драко.
- Ага, - кивнул Поттер, - я понял. Ты здесь, потому что беспокоишься о моей безопасности.
От иронии подобного утверждения Драко чуть из кресла не выпал.

URL
2013-09-19 в 20:20 

Aresu
Everyone has a right to be stupid but someone just abuse this privilege
- Не могу избавиться от мысли, что ты пытаешься что-то доказать, и используешь для этого меня. На мой вкус это слишком глупая игра, и опасная к тому же.
Поттер перевел взгляд с него на противоположную стену.
- Так чего тебе надо, Малфой? У меня к тебе вопросов нет. Я устал пытаться объяснять свои поступки. Я устал пытаться заставить тебя понять хоть что-нибудь. И я устал пытаться помочь тебе. Это не игра. Все закончилось.
Зарождающаяся паника заставила щеки Драко вспыхнуть. Ему надо убедить Поттера, что он понял.
- Ты правда не думаешь, что я убийца, да? – вопрос был задан тихим и ровным голосом, скорее утверждение, чем вопрос, и Драко сам был потрясен его правдивостью.
- Я не знаю, - пожал плечами Поттер, смотря теперь на одеяло.
Драко видел, как Поттер сражается сам с собой, чтобы не добавить еще что-то, но проигрывает. Поттер слишком сильно любит звук своего голоса.
- Может, мы все убийцы при правильной мотивации. Я просто считаю, что ты слишком независим, чтобы безоговорочно верить в убийство или смерть ради чего-то. Я хочу сказать, это же не твоя война, ведь так?
- Конечно, не так, - резко возразил Драко. – Это война за правое дело. Я верю в превосходство чистой крови. Я верю в необходимость сохранения мира в том виде, какой он есть, в поддержание традиций и стандартов, и прочих вещей, которые ты считаешь ерундой.
- Все это может быть важным для тебя, но ради такого на войну не идут, - Поттер наконец поднял глаза на Драко. Почему-то казалось, что он ожидает возражений. – К тому же, дело не только в них, и ты это знаешь. Дело в опасном сумасшедшем, который хочет жить вечно и оставляет за собой горы трупов. Он не очень-то заботится о чистоте. Он говорит, что заботится о чистоте крови только, чтобы получить поддержку. Если у него есть поддержка, у него есть контроль. Если у него контроль – у него сила. Именно этого ему и надо. Он всего лишь жулик.
Драко сидел в кресле, удивленный, что Поттер не повышает голос, звучит почти разумно и не поминает имя Темного лорда всуе. Он не думал, что Поттер в принципе может быть эмоционально отстранен, когда касается этой темы, и был слишком ошеломлен, чтобы с ним спорить. От приступа искреннего любопытства, чем же занимался гриффиндорец в свободное время в последние несколько месяцев, Драко неуютно поежился.
- Но, честное слово, Малфой, я же говорю то, что ты и без меня уже знаешь, разве нет? Ты знаешь, что он не тот, кто будет вести тебя. Он не тот, кто воплотит твое идеалистическое представление о мире. Не больше, чем я.
На это Драко без удержу расхохотался. Поттер в ответ улыбнулся. Эффект этой разделенной эмоции заставил Драко чувствовать себя еще более неуютно и неуверенно. Разговор надо закончить прежде, чем новый талант Поттера к рациональному мышлению заставит его потерять самообладание. И неважно, если Поттер в чем-то прав. Драко надо выполнить приказ.
Он встал и налил себе чашку воды, потом налил другую для Поттера.
- Значит, ты утверждаешь, что я не полностью злодей, из-за уверенности в моих поступках, - Драко ловко вытащил бутылочку из кармана и прижал к боку, осторожно подцепил крышку двумя пальцами и дал ей беззвучно упасть на пол.
- Я не пошел бы в Министерство, если бы верил в обратное. Конечно, я не согласен с тобой, но у тебя есть право верить, во что хочешь, так же, как у всех остальных.
Драко краем глаза глянул на Поттера, чтобы убедиться, что тот не смотрит на него. Гарри спокойно лежал, снова смотря на стену. Драко вылил остатки зелья в чашку и сунул бутылочку обратно в карман.
- Хотя в беду я попал не из-за своих убеждений. А из-за своих поступков, - он уставился на зелье, наблюдая, как оно растворяется в воде. – Разве тебя не волнует, что из-за меня умер Дамблдор?
Поттер уставился на него. Драко сделал глоток из своей чашки.
- Вот об этом я никак не могу прекратить думать. Я никогда не считал тебя совсем не виноватым в случившемся. Но столько всего сразу происходило. Я знаю, под каким давлением ты был, что над тобой висели угрозы Вольдеморта.
Драко невольно сжал чашку при упоминании этого имени. Он протянул другую чашку Поттеру, пытаясь сделать жест как можно обычным. Поттер взял и поблагодарил. Драко был так удивлен простотой действия, что почти потерял дар речи.
- Ты хочешь, чтобы я стал примером чего-то, так же как и ты. Мальчик-который-выжил и Мальчик-который-воспротивился, - слова были резче, чем он намеревался. Чашка в руке Поттера замерла, не коснувшись губ. На секунду. Драко напряженно наблюдал, как Поттер выпил все содержимое.
- Я просто стараюсь пережить все это, - Поттер прижал чашку к нижней губе. – Я не рупор Министерства. У меня есть свои проблемы. Все, что я хотел, чтобы с тобой обращались честно, - выражение его лица неожиданно стало мягким, почти несчастным. – Это что, действительно так ужасно?
Драко протянул руку, и Поттер отдал ему чашку. Поставив ее на тумбочку, он сел обратно, ежась от открытости лица Поттера и не зная, что делать с признанием. С каких пор гриффиндорцы беспокоятся, чтобы к слизеринцам относились честно? Неужели все так просто? Неужели Поттер действительно отринул в сторону годы их обоюдной неприязни и вступился за Драко только во имя равноправия? Вся природа Драко заставляла его сомневаться в подобной прямолинейности. Зелье скоро подействует и будет слишком поздно добывать из него информацию.
Вот что он не мог отрицать, глядя, как Поттер безуспешно борется, чтобы держать глаза открытыми, так это то, что у него нет ни малейшего желания обрывать его жизнь. Драко уставился на расслабившееся во сне лицо. Он заметил тот момент, когда сон охватил хрупкое тело, и не мог вспомнить, куда делись все его раздражение, обида и бешеная злость на Поттера. Весь этот клубок эмоций казался чужим, как будто его переживал другой человек где-то далеко.
Когда он хотел убить Поттера, он хотел мстить за свои обиды, а не подчиняться приказу вышестоящего. Поттер должен был знать, что происходит до мельчайших деталей. Драко хотел возвышаться над ним, истязать его морально и физически, наслаждаться каждый звуком убийственного проклятья, которое будут срываться с его губ. Он хотел, чтобы Поттер знал, у кого в конце концов оказалась сила.
Убийство не должно быть таким. Оно не должно быть спокойным и обдуманным заранее, с жертвой, которая вообще не в сознании, чтобы осознать свой конец. Оно должно быть в гневе, в свершившейся мести и в наблюдении за болью, мерцающей в глазах врага, пока эти глаза не потеряют всякий свет. Сама смерть должна стать кульминацией, сокрушающим крещендо, а не методическим, стерильным, совершенно скучным процессом.
- Поттер? – тихо позвал он, слегка похлопав того по щеке обратной стороной ладони. Ответа не было. – Поттер, ты не спишь? – он хлопнул его чуть сильнее, но не добился ни стона, ни движения, только тонкая струйка слюны потекла изо рта. Драко провел рукой по своим волосам. Ну и как тут ему, черт побери, призовешь ненависть, которая нужна, чтобы избавиться от Поттера раз и навсегда?
- Да пошло все!... – грубо прошипел он, отпихивая кресло в сторону, и засунул руку под подушку Поттера за его волшебной палочкой. Однажды он уже держал ее в руках, когда состоял в Инквизиторской бригаде, и сейчас на секунду залюбовался ее простой красотой. Она была из другой породы дерева, чем его собственная палочка. И была чуть легче по весу и светлее по оттенку. Драко крепко сжал ее в кулаке, задумавшись, что находится в ее сердцевине. Отец однажды упоминал, что палочки Поттера и Темного лорда имеют что-то общее, но никогда не говорил, что это.
Он чертыхнулся, что отвлекся, и принялся вспоминать все обиды, какие нанес ему Поттер за все эти годы.

URL
2013-09-19 в 20:26 

Читерабоб
ЧТО СЛИЗЕРИН БОБЕРИ ЗДЕСЬ ПРОИСХОДТ!!! (с)
продолжение, ура!
хотя Драко... аааааааааа!
пожалуйста, не будь таким!

2013-10-01 в 02:20 

tixaia zavodi
Жизнь очень простая штука, если специально не усложнять.
Спасибо за продолжение! :white:

2013-10-01 в 09:18 

Rubina_Che
Fantasy help me through reality. If you see the wonder of a fairy tale You have the future even if you fail.
Что творится в голове Драко, просто кошмар. Удивительный фик. Спасибо большое за перевод.

2013-10-01 в 20:30 

ana-va
:heart:

2013-10-01 в 21:50 

Карта.
Карта-с-точкой => Краплёная карта. © Элизар
С каждой главой всё напряжённее! Спасибо за перевод!

2013-10-14 в 00:46 

Aleksandra65
Андерсон верит в свой IQ и бестрепетно играет во всё, что ему хочется с)
Спасибо за перевод:lip:ждем дальнейшего, затаив дыханье

2013-11-05 в 14:13 

Aresu
Everyone has a right to be stupid but someone just abuse this privilege
Сначала была отвергнута его дружба, что стало страшным унижением. Его почти убили в Запретном лесу, потому что наказание за блуждание после отбоя было целиком и полностью на совести Поттера. Он ничего не сделал, когда Драко объявил, что его выбрали ловцом слизеринской команды, и позволил скандалистке Грейнджер поливать грязью его самого и его семью. Он без стеснения целовал задницу Локхарту, чтобы поизгаляться над Драко в Дуэльном клубе. Он был избалованной примадонной, не выносящей язвительных замечаний без того, чтобы самому или вместе со своими мерзкими друзьями то навалиться на бедного Драко в поезде и проклясть его, то бешено накинуться на него на квиддичном стадионе. А потом он пропал и тем совершенно разрушил сосредоточенность Драко на экзамене по Чарам.
Но это все были детские шалости. Он давно это понял. Поттер всегда был большой занозой, но это было только до тех пор, пока Драко не узнал, что именно Поттер в ответе за то, что отца арестовали и посадили в Азкабан. Тогда он осознал, что Поттер был настоящей, нешуточной угрозой. Жалкой кучке членов Армии Дамблдора как-то ночью необыкновенно повезло, а в результате его отец провалил задание и оказался в опале у Темного лорда.
Малфои – неудачники. Подобная известность неприемлема. Драко не позволит продолжать втаптывать свое имя в грязь. Он воспользуется этой возможностью искупить все ошибки, сделанные как им самим, так и его отцом, чтобы доказать Темному лорду, что они оба достойные и полезные рыцари в борьбе за очищение волшебного мира.
Да, во всем виноват Поттер, и пришло время платить по счетам. Поттер, бесстыжый любитель грязнокровок, защищающий тех, кто в любом случае должен быть раздавлен. Кто подумать мог, что он выше правил, что он воспримет свой статус Мальчика-который-выжил как некое разрешение делать все, что в голову взбредет. Который купался в незаслуженном внимании и шлялся по замку, словно тот принадлежал ему. Который использовал своих слишком доверчивых одноклассников и заставлял их сражаться вместо себя, потому что самонадеянно считал, что может победить такого могущественного и несокрушимого мага, как Темный лорд.
Поттер, который тыкал Драко носом в заключение отца и с восторгом называвший его мешком с дерьмом. Который был таким безответственным и неосторожным, что накладывал опасные заклинания, не зная, какой у них будет эффект. Который, пользуясь своим влиянием в Министерстве, решал судьбы кого хотел так, как хотел. И этот факт Драко ненавидел больше всего остального, потому что…
…Почему? Какой смысл чувствовать такую ненависть к тому, кто, когда Драко со всех сторон ожидал позорный конец, действительно всего лишь хотел помочь? Неужели Поттер не искал никакой выгоды для себя, кроме, как он сказал раньше, справедливости? И после всего, через что он прошел по милости Поттера, после всех его мерзких выходок, всей боли, что он причинил семье Драко, да кем он себя считает, как он сумел заслужить звание героя?!
Вывод бесил. Драко переваривал это чувство достаточно долго, чтобы в гневе и замешательстве резко направить палочку на Поттера. Поттер был неправ. Темный лорд не подделка, это Поттер подделка. Драко не ошибался в нем. Нет. Это невозможно. Поттер не заступался за него, не сражался за него. Он не переживал за Драко как за личность. Для него Драко не больше, чем символ, всего лишь тот, кто, предполагается, олицетворяет зло.
Он не будет символом слабости. Его не будут жалеть. Наконец появился шанс опровергнуть все фальшивые обвинения, возникшие благодаря жалостливым показаниям Поттера.
Драко почти уткнул палочку в горло Поттеру. Кончик палочки почти касался кожи. Он нажал чуть сильнее. Поттер лежал неподвижно, словно труп. Он быстро прижал палочку к своему кадыку. Этого ощущения он не испытывал ни разу с того времени, когда Грейнджер чуть не прокляла его.
Врать себе больше не было смысла. Именно сюда целилась эта палочка. Не важно, что будет с ним потом, но сейчас он полностью и безоговорочно продул.
Палочка медленно соскользнула с его горла на грудь и на несколько мучительных секунд замерла на животе.
- Сделай наконец, - велел он себе. Рука выпрямилась, теперь палочка была направлена точно в сердце Поттера. Никакой жалости. Никакой пощады. На этот раз отступать некуда.
Не может быть, чтобы его дурная рука опять дрогнула, совсем как в ту проклятую ночь. Да что такое, это нервное что ли?! Он сжал руку с палочкой второй рукой и сконцентрировался, закрыв глаза и позволив ненависти затопить себя. Это было легко, естественно, словно летать на своем Нимбусе. Улыбка медленно расцвела на его лице. Он на самом деле это сделает. Успех, наконец, достижим. Просто, как снитч поймать.
Вот только когда они с Поттером играли против друг друга, он ни разу не поймал снитч.
Не важно. Это незначительная деталь. Ситуация полностью отличается. Поттер не знает. У его нет больше силы. Он всего лишь тело на кровати. Неподвижная, бессознательная, полностью бесполезная и беспомощная груда плоти.
- *ять! – придушенно выругался он, вцепившись в волосы обеими руками, кончиком палочки чуть не попав себе по носу. И тут же заткнул себе рот, в ужасе от собственной глупости. Охранник его услышит. Он и так может в любой момент ворваться в дверь с палочкой наизготовку, и Малфои будут известны в веках как самые некомпетентные вассалы, которые когда-либо были у Темного лорда.
Темный лорд. Смотрит ли он сейчас? Находится ли он в голове Драко и видит все, как оно есть? Драко снова вытянул палочку, целясь в неподвижного Поттера. Он не мог почувствовать присутствия хозяина, ни малейшего следа, но что это значило?

URL
2013-11-05 в 14:13 

Aresu
Everyone has a right to be stupid but someone just abuse this privilege
Обрывки ночного разговора замелькали в сознании Драко.
«Мне жаль это говорить, но я не могу помочь тебе сбежать из заключения, Драко.»
А он всегда думал, что Темный лорд может все. Но он не в состоянии вызволить Драко из больницы.
«Его разум стал гораздо восприимчевее с тех пор, как он узнал о твоем провале.»
Отец не пускал Темного лорда в сознание, пока сам не пожелал того.
«Когда я найду эту женщину, последствия для нее будут… самыми неприятными.»
Он не знает, где находится мать Драко. И добраться до нее не может.
«Я хотел получить его живым. Живым и неизбалованным. Чем больше времени проходит, тем меньше кажется такая возможность…»
А вот это, возможно, самое потрясающее признание изо всего сказанного. Темный лорд не может достать Гарри Поттера. Его единственная надежда на уничтожение Поттера - Драко. Может ли быть это правдой? Может ли быть, что вся речь Темного лорда, обращенная к нему, не больше, чем одно огромное признание собственного бессилия?
Драко подошел ближе к Поттеру. Руки перестали трястись. Что, если Темный лорд на самом деле не способен выполнить все те жестокости, что пообещал сделать? Возможно ли, что он действительно не может достать ни Драко, ни его родителей?
Он колебался. Если Поттер – все, что стояло между ним и полной победой Темного лорда, тогда он должен суметь выполнить приказ. Но что, если ему не обязательно подчиняться? Что, если визит Темного лорда был просто жестом отчаяния, и последствий просто не будет? Если бы у его хозяина действительно были желание и возможность убить его и его семью, не говоря уж о Поттере, разве не нашел бы он способ избавиться от них и уже давно?
Драко медленно опустил палочку, в полной мере осознавая риск игры, которую затеял. Он неуверенно шагнул к кровати Поттера и засунул палочку обратно под подушку. Ладони были мокры от пота, и он вытер их о рубашку. Вдруг его внимание привлек шрам на лбу Поттера.
Шрам, чуть видимый из-под челки, становился темнее и воспаленнее. Поттер дернулся, как если бы такое изменение причиняло ему боль. Драко шагнул еше ближе. Теперь он стоял так близко, что мог дотронуться до него. Он осторожно отвел волосы Поттера со лба, чтобы удостовериться, что ему не показалось.
Его пальцы все еще касались кожи Поттера, а шрам налился кровью и маленькие капельки начали собираться вокруг открывшейся раны. Он понятия не имел, что это значит, но был уверен, что ничего хорошего.
Сильная рука ухватила его за запястье, он, едва сдержав взвизг от неожиданности, отшатнулся. Хватка на руке не разжималась. Перепуганный Драко посмотрел на Поттера, который хватал воздух ртом и пристально смотрел на него.
Слова, если их можно было так назвать, слетевшие с губ Поттера, заставили Драко похолодеть. Это был парселтанг. Драко узнал его, хотя и не понял ничего. Шипение стало громче, Драко упал на колени от боли в запястье. Он пытался разжать сведенные судорогой пальцы Поттера, но тот был слишком силен. Если Поттер не остановится в самом скором времени, Драко был уверен, он переломает ему все кости, которые сжимает.
Ненависть в лице Поттера неожиданно исчезла, превратившись в шок, и Драко заметил, что шрам потерял яркий цвет и снова стал тонкой, бледной изогнутой линией. Он все еще держал Драко за руку, но боль прошла. Драко не посмел делать никаких неожиданных движений, хватаясь за слабую надежду, что Поттер решит, что у него был кошмар и снова заснет. Вместо этого Поттер, кажется, проснулся полностью. Его дыхание выровнялось, он потянул Драко за руку к себе. Драко увидел отражение собственного ужаса в глазах Поттера.
- Ты… - голова Поттера слегка качнулась. Все его чувства легко читались по лицу. И боль была безошибочно узнаваемой. – Ты пришел ко мне… он велел тебе убить меня?
Значит, вот как выглядит Поттер, когда считает, что его предали? Драко попытался освободить руку, но Поттер, хоть и казался вновь уснувшим, не отпускал. У Драко бешено колотилось сердце, пока глаза, холодевшие с каждой секундой, требовали ответа.
- Да, - признался Драко, выдохнув это слово. Смысла лгать не было. Поттер знал, зачем он сюда явился. Драко не мог посмотреть в потрясенное лицо перед собой, просто не мог.
Поттер притянул его еще ближе, пока не уставился на обратную сторону ладони Драко. Он оглядел всю его руку до плеча и схватил за рукав рубашки. Драко, окаменев, покачнулся, стоя на коленях. Поттер сдвинул материал вверх, чтобы вглядеться в голую кожу на предплечье Драко. И только тогда Драко сообразил, что Поттер держит его за левую руку, и понял, что именно он там ищет.
Хотя он не казался удивленным, не найдя отметки. Теперь Драко вспомнил, что Министерство устроило ему тщательный осмотр и объявило, что у Драко нет Темной метки и, таким образом, он не является настоящим Пожирателем смерти. Поттер использовал эту информацию к его пользе, когда пытался спасти Драко от Азкабана. Драко вспомнил, как он желал в то время, чтобы Темный лорд отметил его, когда он просил его об этом.
Чуть шершавые, но осторожные пальцы провели дорожку по всей руке, похоже, очарованные чистотой кожи. Может, он вспоминал режущее заклятие, которое бросил когда-то, и искал его следы? Но нет, Поттер знал, заклятье не затронуло его руки. И такими прикосновениями не ищут шрамы. Это было больше похоже на поиск контакта. Неизвестно почему, Поттер пытался найти Драко, каждым поглаживанием старался найти хоть какое-то понимание.
Драко перевел глаза со своей руки на Поттера, казавшегося одержимым своим занятием. Кажется, тот осознал, что за ним наблюдают, и отвел глаза от руки Драко и уставился в глаза ему самому. В этом взгляде точно не было ничего прощающего, и Драко не был уверен, что происходит в голове у Поттера, но в данный момент его наполняло потрясающее чувство умиротворения, и он не хотел, чтобы оно прекращалось.
- Ты ему не принадлежишь, - прошептал Поттер, отпустив наконец руку Драко. – Он тобой не владеет.
Он откинулся на подушку, очевидно убежденный, что сказал нечто очень важное.
- Я знаю, - ответил Драко, сомневаясь, что сам верит в эти слова, но не желая об этом спорить. Он медленно поднялся с колен. Ему хотелось, чтобы Поттер почувствовал облегчение и ощутил себя в безопасности, если это вообще возможно. Драко может попробовать сделать это, раз уж было понятно, что сегодня не тот день, когда он положит ужасный конец их соперничеству. Возможно, этот день еще придет, но сейчас у него другая работа. Она включала в себя такие тривиальные вещи, как удобство пациента, так что он снял очки с Поттера и положил их на тумбочку.
- Спи давай, Поттер, - пробормотал он в процессе. Потом он взглянул на Поттера, но тот уже спал.
Целую секунду Драко боролся с искушением взять палочку Поттера и наложить Obliviate, но раз уж он дал ему такую большую порцию зелья, то подумал, что шансы на то, что несостоявшаяся жертва вспомнит хоть что-то, крайне малы, и решил рискнуть. Возможно, некая его часть хотела, чтобы Поттер помнил, что случилось, и был благодарен, что Драко пощадил его.
Он не был уверен, не заблуждается по поводу, насколько глубоко проникает влияние Темного лорда и будет или нет наказание за повторное неповиновение, как назвал бы это Поттер. Но знал точно, что сделает все возможное, чтобы удержать Темного лорда от проникновения в свой разум, даже если ему придется не спать всю ночь.
Он рассеянно подергал за шнур и стал ждать сову.

URL
2013-11-05 в 14:23 

Читерабоб
ЧТО СЛИЗЕРИН БОБЕРИ ЗДЕСЬ ПРОИСХОДТ!!! (с)
:heart: :heart: :heart:
он не смог, не смог!

2013-11-05 в 14:24 

Aresu
Everyone has a right to be stupid but someone just abuse this privilege
ух, как ты быстро! Даже не ожидала :)

URL
2013-11-05 в 14:25 

Читерабоб
ЧТО СЛИЗЕРИН БОБЕРИ ЗДЕСЬ ПРОИСХОДТ!!! (с)
:heart:
а я соскучилась. :kiss:

2013-11-05 в 15:53 

Cпасибо!

2013-11-05 в 15:57 

Rubina_Che
Fantasy help me through reality. If you see the wonder of a fairy tale You have the future even if you fail.
Не смог. Трудно что-то адекватное сказать. Столько эмоций. Спасибо огромное за этот перевод. Он безусловно стоит того, чтобы ждать.

2013-11-05 в 16:18 

Карта.
Карта-с-точкой => Краплёная карта. © Элизар
Ох, Драко! Ты молодец!:ura:
Aresu, спасибо! :heart:

2013-11-05 в 16:29 

Aresu
Everyone has a right to be stupid but someone just abuse this privilege
Глава шестая: Возвращение на круги своя

Впервые с того момента, как он оказался в Св. Мунго, Драко не имел настроения для утренней дрочки в душе, его ум и тело были слишком истощены, чтобы разжечь хоть малейшую искру интереса.
Вода была теплой, но под упругими струями его сотрясала крупная дрожь. Его мысли разбегались, кажется, на тысячу сторон, и каждая слишком депрессивна, чтобы задерживаться на ней слишком долго. Хотя источник у них всех был один. Он снова не послушался своего хозяина и теперь заслуживает смерти.
Он провел большую часть ночи сражаясь за то, чтобы его разум оставался крепко закрытым против вторжения Темного лорда. Больше, чем раз за ночь он желал, чтобы смог сохранить немного сонного зелья для себя, но даже если бы он смог стащить его, он не знал, подарит ли ему зелье безопасный сон или оставит беззащитным перед вторжением. Это никогда не упоминалось во время его уроков окклюменции с тетей Беллатрикс прошлым летом.
Насколько он знал, никакая сила снаружи не пыталась проникнуть в его мысли, но так же Драко был уверен, что это было потому, что он прикладывал все силы к тому, чтобы защититься. Хотя он был слегка воодушевлен видимым успехом, побочные эффекты от сопротивления теперь были заметны с каждым шагом, который он делал. У него раскалывалась голова и подводило живот.
Если он не хочет сойти с ума, ему придется стать гораздо более сильным окклюментом. Тогда это занятие точно не будет таким выматывающим, потому что он не выдержит напряжения, поддерживая подобную защиту каждую ночь. Он надеялся только на то, что легкость приходит с практикой. Возможно, в один прекрасный день он станет таким же замечательным мастером как отец, или даже как профессор Снейп.
Поттер сказал, что Снейпа все еще не поймали. Драко задумался на миг, вступал ли профессор в контакт с Темным лордом. Его сводило с ума то, насколько мало он знал о том, что происходит во внешнем мире. Газеты немного помогали, но ему доставались лишь самые крохи информации.
Он помнил, как Снейп рассказал ему о Непреложном обете, который он дал матери Драко. А Драко однажды обвинил его в жажде славы. Но теперь он знал правду. Снейп рискнул всем, чтобы гарантированно завершить миссию, чтобы уберечь Драко от опасности. И теперь он был в бегах, преследуем словно бешеный пес. Снейп заслуживал большего, лучшего, чем считаться кем-то вроде безумного убийцы Сириуса Блека. Драко знал, что все в семье его матери были безумны, и он не желал думать о волшебном сообществе, презирающем и Снейпа.
Сова принесла задание: починить расшатавшуюся доску в столе на четвертом этаже. Он вышел из ванной и потащился вверх по лестнице, слишком рассеянный, чтобы замечать какофонию портретов. Почему он должен делать такую работу? Единственное объяснение, какое он смог придумать, было в том, что они решили, что он умеет работать руками из-за случая с чертовым исчезательным шкафом в Хогвартсе. Так что, он теперь эксперт по починке мебели? Ладно, если ему не удастся выполнить работу как следует, стол развалится и поранит кого-нибудь, они сами будут виноваты. Эта мысль бодрила, пока он не открыл дверь на этаж.
Там стоял профессор Локхарт, что-то напевая про себя. Он тут же заметил Драко и расплылся в широченной улыбке.
- А, Малфой, именно тебя я и хотел увидеть!
Драко с отвращением вздохнул. У Локхарта был талант появляться совершенно не во время, и это случалось достаточно часто, чтобы Драко знал, что будет дальше.
- Доброе утро, профессор, - энтузиазмом в его приветствии и не пахло. – Я немного тороплюсь, - он зашагал прочь, но Локхарт быстро догнал его и приноровился к скорости.
- Сколько автографов ты хочешь сегодня? Я уверен, у меня хватит автографов для тебя и всех твоих друзей.
Драко кинул на него потрясенный взгляд, внутренне съежившись от его слов. Конечно, он знал, что тот непреднамеренно жесток, но Драко вряд ли нужны были напоминания, что ему запрещены все контакты с несколькими оставшимися у него друзьями. И вообще, почему они так часто позволяют Локхарту шляться, где попало, приставая к людям? Разве он не должен быть заперт? Служба безопасности этого учреждения с каждым днем работает все хуже.
- Сегодня ни одного, - он оглядел поверхность стола в поисках молотка, замечая, что да, стол того гляди развалится.
- Что, ни одного автографа? Ты уверен? – по тону судя, таким ответом Локхарту разбили сердце, но Драко в данный момент было все равно. – Ну, ладно.
Драко покачал головой, желая, чтобы старый профессор нашел себе другую жертву. И как, черт побери, они ожидают, он должен выполнить свою работу без молотка?
- Нет, нет, - бормотал Локхарт, – это не правильно. Совсем неправильно. Я не автограф должен был дать тебе. Что же это было?
Это заинтересовало Драко. Локхарт никогда не болтал ни о чем, кроме автографов. Может, он знает действительно что-нибудь стоящее? Он прекратил свои поиски инструментов и уделил профессору все внимание. Не сказать, чтобы его много было, Драко чувствовал себя усталым и раздраженным.
- У вас что-то есть для меня? – Драко незаметно приблизился к мужчине в надежде, что вдруг приходил один из его фанов и угостил его сладостями. Он в самом деле жалел, что не смог взять ту лягушку у Нигеля, когда был шанс. Возможно, на этот раз судьба решила улыбнуться ему.
- Да! – ослепительно улыбнулся Локхарт. – Я вспомнил! – он зашарил в заднем кармане. Драко закатил глаза, с разочарованием ожидая, что увидит сейчас то же самое потрепанное перо, которое бывший профессор всегда таскал с собой. Вместо этого он уловил блеск металла и ощутил шок от сильного удара по ребрам. Холодная резкая боль затопила его, когда что-то воткнулось в тело.
Локхарт отступил, держа в руке кухонный нож, испачканный кровью. Драко нахмурился и посмотрел вниз, где его белая рубашка быстро намокала самым темно-красным, какой он видел в жизни. У него затряслись руки, когда он оттянул липнувшую рубашку от кожи, и громко шлепнулся на пол.
- Что за черт? – он едва узнал свой голос, слишком потрясенный, чтобы осознать, что произошло. Кровь была везде. Он видел ноги Локхарта. Они не двигались. Когда нож, упав, зазвенел на плитках пола, Драко невольно дернулся.
- О, боже, - прошептал перепуганный голос над ним. Рука сжала плечо Драко. И он безуспешно попытался вырваться. – С тобой все в порядке, Малфой?
Драко попробовал оттолкнуть его, но сил хватило только на слабый толчок. Ему хотелось лечь. Он знал, что пол грязный и неудобный, но конкретно сейчас выглядел весьма заманчивым. Локхарт поймал его, прежде чем голова ударилась об пол, и он слабо обругал профессора.
- Какая огромная лужа крови. Что с тобой случилось, мальчик? – спросил Локхарт, опуская Драко на пол.
Драко в ужасе беззвучно ахнул.
- Позови целителя, безмозглый идиот! – сумел наконец выдавить он. Он скрючился на полу, вскрикнув от ощущения словно весь бок у него – открытая рана.
- А, точно, - пробормотал Локхарт, легонько поглаживая Драко по руке. Драко жалел, что у него нет сил, чтобы оттолкнуть его подальше. – Эээ… хммм… помогите? – Локхарт встал и приложил руки ко рту: - Ауууу! Мне кто-нибудь поможет? Пожалуйста?
Поток крови не ослабевал. Драко застонал и уткнулся лицом в согнутую у локтя руку, молча молясь, чтобы не истечь кровью до смерти на этой презренной свалке.
Он слышал взволнованные голоса, один женский и несколько мужских, потом его подняли заклинанием в воздух и куда-то понесли. Женский голос что-то требовал. Потом он ощутил, как кто-то поднимает его голову и в рот льется какая-то жидкость. Вкус у зелья был мерзостный, но прежде чем он смог возмутиться, перед глазами стало расплываться, и мир потемнел.

***

URL
2013-11-05 в 16:33 

Читерабоб
ЧТО СЛИЗЕРИН БОБЕРИ ЗДЕСЬ ПРОИСХОДТ!!! (с)
:weep3: :weep3: :weep3:
спасайте Драко!

2013-11-05 в 16:54 

Rubina_Che
Fantasy help me through reality. If you see the wonder of a fairy tale You have the future even if you fail.
:horror2:Бедный Драко!!!

2013-11-05 в 22:39 

Rubinstain
Sanya
Ух ты! Как события-то разворачиваются!
Большое спасибо за перевод. Безумно интересно.

2013-11-05 в 23:20 

_Les_
Ура, продолжение!))))))))))))))))) Спасибо!))))

2013-11-05 в 23:49 

Prio
Ох... :depr:
Aresu, спасибо за продолжение!):red:

2013-11-07 в 12:19 

Aresu
Everyone has a right to be stupid but someone just abuse this privilege
***

Открывая глаза, Драко слышал два звука: поскрипывание и постукивание. Они были одинаково повторяющимися и жутко раздражающими. Он сел, чтобы оглядеться и понять, откуда идут эти звуки. Потребовалось несколько секунд, чтобы осознать, где он находится, потому что ресницы склеились, а голова казалась набитой булыжниками.
Пожилая целительница, работавшая на этаже Пострадавших от Заклятий, сидела в кресле-качалке и что-то вязала. Она опустила спицы с вязанием на колени и улыбнулась. Сама она, наверняка, считала эту улыбку ободряющей. Драко же не почувствовал себя ободренным, вот ни капельки. Опять кто-то пытался убить его. Забыть такое событие не получится. И этот кто-то – Гилдерой Локхарт, подумать только!
Он провел языком по зубам, ненавидя чувство пересохшего рта, нечищеных зубов, и необходимость срочно добраться до туалета. Он потратил несколько секунд, борясь с нуждой, и только потом заметил ужасный больничный балахон, в который его обрядили. Обеими руками он дотронулся до бока. На ребрах была повязка.
- Уйя! – прошипел он, задев марлю, но реакция была не столько от самой боли, сколько от ожидания боли. Кровь сквозь повязку не просачивалась, и, когда он чуть нажал, болело совсем не так сильно, как он думал.
- Сколько я провалялся? – испуганно спросил он, уверенный, что они держали его в бессознательном состоянии, и приходя в ужас от мысли о своем совершенно беззащитном состоянии.
- Всего лишь ночь. Не волнуйся. Внутренние органы не были задеты, мистер Малфой, - целительница подошла проверить рану. – Тебе повезло, что дорогуша Гилдерой воспользовался чистым ножом и не попал в легкое, иначе было бы гораздо сложнее исцелить. Но ты в совершенном порядке, как огурчик. По крайней мере, будешь через несколько часов, сказала бы я, когда выспишься, - она засунула руку в один из карманов мантии, вытащила бутылочку с зельем и предложила ему: - Не желаешь несколько капель на сон грядущий?
Взбесившись от ее безмятежности, он оттолкнул бутылочку прочь.
- Дорогуша Гилдерой? Вы хотите сказать, тот психопат, который пытался проткнуть меня насквозь? – он указательным пальцем ткнул ей в лицо: - И если вы сейчас заявите, что у него просто был «не самый удачный день», я выколю вам глаза вашими чертовыми спицами!
- Ну, и не надо так нервничать, - раздраженно ответила она. – Очевидно же, он был под заклятием вроде Империуса. Гилдерой по природе неагрессивен. В отличие от некоторых, - себе под нос пробормотала она.
Империус.
«Ничего нового, всего лишь еще одна попытка убить меня».
Он вспомнил, как заявил это Чериасу, и понял, что в то время считал подобные нападения на себя не более, чем случайностями. Драко захотелось стукнуть себя по лбу. Как он мог быть таким дураком? Конечно же. Это самое очевидное объяснение. Темный лорд действительно все это время пытался убить его, только он использовал Непростительные на других, так что они делали все за него, особенно пациенты с ментальными повреждениями от заклятий.
Представив себе всю ситуацию в красках, Драко окаменел на месте, не в силах даже моргнуть. Его в самом деле приговорили, и уже давно. Насколько он в безопасности, вот именно сейчас? Смерть окружала его, и только слепой случай да удача позволили ему дожить до сегодняшнего дня.
Драко волевым усилием заставил себя отвлечься от болезненных мыслей и начал анализировать методы Темного лорда. Великие небеса, почему он вздумал использовать именно этих пациентов в своих целях? Понятно же, что они будут не самыми лучшими убийцами из-за своей непредсказуемости и нестабильности. Хотя именно из-за этого их и могли выбрать. Особенно тех, кто в палате Януса Фики. Да, если Драко не путает, они все были пациентами из той палаты. Этим несчастным придуркам повезло, что они имя свое помнили, хотя про Империус этого не скажешь. При каждом нападении проходили буквально пара секунд после попытки убийства, а нападавший, кажется, уже не помнил того, что только что делал. И если одному пациенту не удавалось убить Драко, Темный лорд просто выбирал другого, и так до тех пор, пока Драко, наконец, не убьют.
Он нахмурился. Что-то не сходится. Как вообще мог Темный лорд накладывать Непростительные на пациентов, если его самого здесь нет?
Был только один способ, насколько знал Драко. В больнице должен находиться Пожиратель. Это должен быть кто-то, кого Драко никогда не встречал раньше. Кто-то умный. Кого Драко не будет подозревать. Кто-то, чьи передвижения ограничены этажом Пострадавших от Заклятий или нападения на Драко случались бы не только там, а где угодно на территории больницы. Кто-то, кому он, возможно, даже научился доверять.
- Чериас! – прорычал он, а целительница приподняла брови.
Вот кто это, наверняка! Чериас и его рассказы о том, как он пострадал от Темного лорда, когда на самом деле работает на него! Скорее всего, он симулирует свои припадки, изображает судороги и специально мочится в постель. О, какое коварство. Если он сумел спрятать палочку и убедить целителей, что болен по-настоящему, то он просто гений, не иначе. Очевидно, он слишком труслив, чтобы лично заавадить Драко, вместо этого он шныряет вокруг и заставляет других выполнять грязную работу. И у него хватило наглости назвать Драко марионеткой, когда сам - такая же марионетка Темного лорда! Чериас знал, что Темный лорд потребует у него потому, что именно с Темным лордом у него была связь, а не с Министерством! Он знал, что Драко поймают при попытке убить Поттера, потом обязательно накажут, а он будет освобожден от необходимости накладывать Империус. И его руки будут совершенно чисты.
Драко подивился, каким дураком был. Вопреки всем своим заявлениям о том, что был против Лорда, он постоянно подводил Драко к мысли об убийстве Поттера. У Драко тогда в голове просто колокольчики звенели от чувства неправильности. Надо было слушаться инстинкта, когда спрашивал Чериаса, не Темный ли лорд послал его сюда. Не надо было жаждать чьего-то доверия и быть беззащитным. Надо было быть более подозрительным.

URL
2013-11-07 в 12:19 

Aresu
Everyone has a right to be stupid but someone just abuse this privilege
Драко потихоньку сполз с постели и нахмурился, когда голые подошвы коснулись холодного пола.
- Туалет? – спросил он, женщина спицей указала на дверь напротив. Он ввалился внутрь и захлопнул за собой дверь. Ему потребовалось больше времени, чем обычно, чтобы опустошить мочевой пузырь, но он потратил это время на обдумывание теории. Это должно быть правдой, но их мир оказался втянут в войну, в которой Пожиратели уже не стремились дистанциировать себя от своих преступлений. Опять же, Драко никогда не знал подробностей о тактике элитной группы своего отца и полагал, что очень много не знает и никогда не узнает.
Спустив воду в унитазе и быстро сполоснув руки, он заметил, что не слишком расстроен своим открытием. Сила Пожирателей всегда казалась ему неприятным, разбавленным и подобострастным подобием силы Темного лорда. И, не смотря на то, что он был сыном своего отца, он всегда на каком-то уровне знал, что стать одним из них не подходит ему по характеру. Опять же, всю жизнь удирать от них - тоже не слишком привлекательная перспектива.
Он прошагал обратно к постели, чувствуя себя удивительно энергичным, а целительница лишь посмотрела на него.
- Ну, забирайся обратно, - кратко велела она.
Он не двинулся с места.
- У вас в больнице находится Пожиратель смерти, - вопреки своим страхам спокойно заявил он.
- Да, дорогой, я знаю, что тебя не слишком любят, но никто тебя так не называет, - она потянулась снова похлопать его по руке, но он увернулся.
- Не я. Дэвид Чериас. Это он накладывал Империус.
- О, нет, только не Дэвид, - озадачилась целительница. – Он же был на нашей стороне… ээээ, сколько я его знаю. А это много-много лет. Поверь мне на слово. Он не Пожиратель.
- Он вас всех обдурил, - Драко быстро шагал туда и сюда перед своей кроватью, разминая ноющие мускулы. – И если вы ничего не сделаете, меня убьют.
- Тебе действительно стоит вернуться в постель и не беспокоиться по пустякам, дорогой. Министерство проведет тщательное расследование. До сих пор у нас в больнице ничего подобного не случалось. Кто бы ни был виноват, его скоро поймают.
- Я знаю, кто виноват! – заорал он. – Скажите Министерству, что это был Чериас! У него где-то спрятана палочка. Я знаю, что это он. Все, что им надо сделать, это найти палочку и проверить, какие заклинания он использовал!
- Давай оставим расследование тем, кто знает, как это делается, хорошо? – покровительственно улыбнулась целительница. – Мы замечательно тебя защитим, пока они найдут виноватого.
- Да как бы не так! – он снова забегал, испытывая раздражение от того, что от него опять с такой легкостью отмахиваются. Искушение вылететь через дверь было велико, но он представлял себе последствия такого поступка. Каким-то образом надо найти вменяемого человека, который действительно выслушает его. Понятно, что целители считали Драко не достойным своего внимания. Придется обойтись без них. Но кто выслушает его теорию, а не сразу его пошлет? Здесь не было никого, на кого он мог бы рассчитывать, что тот докопается до истины. Или был?
Он потер шею сзади, пропуская пальцы сквозь волосы, и сжал волосы в кулаке. Пробормотал проклятье себе под нос. Да, был здесь один человек, который обожал разгадывать загадки, который впутывался в авантюры и сделал раскрывание тайн целью своей жизни. То, что он даже задумался о том, чтобы обратиться к этому человеку, заставило Драко спросить себя, насколько низко готов он пасть? Отец никогда не рассматривал вариант демонстрации своей слабости, прося помощи у врагов, и молча страдал от их рук. Драко даже представлять не хотел, что его отец теперь будет думать о своем единственном сыне. Драко всю свою жизнь старался стать похожим на человека, который его вырастил, стать Малфоем до мозга костей, но каким-то образом то строгое, холодноватое отношение, которое они с женой демонстрировали миру, не передалось ему. Его эмоции были слишком близки к поверхности, и ему никогда не удавалось сдержать их проявление. Отец простил это и все равно любил его, но после ряда провалов Драко близость больше никогда не вернулась в их отношения. Если ему не обязательно учитывать это, какое значение имеет все остальное? Его фамильная малфоевская гордость мало что значит, когда его жизнь и жизнь его родителей находятся в непосредственной опасности.
- Мне надо поговорить с Поттером, - он повернулся лицом к целительнице. Заявление было тут же сопровождено новыми сомнениями. Может, стоит передумать и еще раз попытаться переубедить целительницу выслушать его. В конце концов, это определенно ужасная идея просить помощи у гриффиндорца после того, как не так давно Драко собирался убить его Авадой. Хотя, надеюсь, он этого не помнит. Или даже если помнит, вдруг отказ Драко от убийства значит что-то. Судя по всему, Поттер был разумным человеком. Он поверит Драко. И он уже защищал его раньше. Определенно, если он решит, что Драко в опасности, он снова поможет. И, в отличие от некоторых болтунов из Министерства, у Поттера есть возможность выполнять свои обещания, как ни претило Драко это признавать.
Она встала и покачала головой, словно он испытывал ее терпение.
- Ты сможешь повидаться с Гарри после того, как тебе станет лучше. А теперь быстро в постель!
- Я не лягу! – он потратил секунду, чтобы взять себя в руки. Злостью ничего от этой упертой тетки не добьешься. – Пожалуйста. Мне просто надо поговорить с ним пару минут. А потом, я обещаю, я лягу и буду отдыхать. Хорошо?
Эффект от спокойной и логичной просьбы был ошеломляющим. Она отложила вязание, мило улыбнулась и потрепала его по щеке.
- Почему бы мы сначала не нашли тебе поесть, а потом я договорюсь насчет совы. Будет нехорошо, если ты упадешь в обморок на лестнице.
Драко фыркнул. Судя по всему, она понятия не имеет, сколько раз он был на грани этого, благодаря почти-голодовке, на которой его держали.
Она вышла в открытую дверь, ведущую в ее кабинет, наверное. Он прикинул, закажет ли она еду для персонала. Может, тогда ему стоит продлить пребывание на больничной койке, чтобы как можно дольше побыть в раю, где подают приличную пишу. Отличная идея была, но нереальная. Целительница вернулась и вручила ему такой же, как всегда, сверток с обедом, какими он регулярно давился с начала пребывания в больнице.
- Спасибо, - ровно поблагодарил он, выхватывая пакет. Вынув сэндвич, он стал жевать несвежий хлеб, прикидывая, как бы попросить помощи у Поттера и не звучать так, словно помощь ему правда нужна. Он хотел выжить в этом месте, но предпочел бы не показывать Поттеру своего отчаяния. Да ладно, все, что надо сделать – это сказать «Пожиратель смерти» и Поттер сам прицепится. Драко даже не придется упоминать свое участие. Но аппетит пропал совершенно, когда он сообразил, что единственным человеком, на которого нацелился Пожиратель, был он сам, а значит, Поттер обязательно узнает, что кому он снова собирается помочь. Но ничего не поделаешь.
Поттер задолжал Драко за проявленное милосердие, знает об этом Поттер или нет, так что Драко отказывается чувствовать себя жертвой. Если Поттер желает поиграть в героя, а Драко получит выгоду из этого, тогда пусть так и будет. По крайней мере, он будет живым, а его родители – в безопасности.

URL
2013-11-07 в 21:56 

Читерабоб
ЧТО СЛИЗЕРИН БОБЕРИ ЗДЕСЬ ПРОИСХОДТ!!! (с)
он как звереныш в ловушке.
:small:

2013-11-07 в 23:06 

Карта.
Карта-с-точкой => Краплёная карта. © Элизар
ОМГ! Я надеюсь, что Драко всё же не убьют, и слова про призрака в названии не в прямом смысле написаны!

2013-11-13 в 15:50 

Aresu
Everyone has a right to be stupid but someone just abuse this privilege
Глава седьмая: Меч Эроса

Заставив себя доесть обед и переодеться в чистую униформу, Драко спускался по лестнице, удивляясь, что почти не чувствует раны. На самом деле, надо было признать, что чувствует он себя так хорошо, как давно уже не чувствовал. Должно быть восстанавливающие зелья, которыми его напичкали, пока он был без сознания, были причиной прилива сил, и он решил, что надо будет попытаться стащить несколько, даже если это будет стоить ему наказания.
Даже портреты отметили его жизнерадостность, хотя подчеркнуто не обращали на него внимания и обсуждали его состояние исключительно между собой. Он с удивительной легкостью перепрыгнул последние несколько ступенек и прошествовал в двери с видом, что все вокруг принадлежит ему, ни капли не боясь, что придется иметь дело с гигантом-охранником у палаты Поттера.
Вот только иметь дело было не с кем: охранника не было на месте. Нахмурившись, Драко огляделся, идя к палате. Возможно, охранник отлучился на минутку, чтобы выпить чашечку чая и скоро вернется. Так никого и не увидев, Драко пожал плечами и зашел в палату.
Нигель спал на другой стороне комнаты, крепко вцепившись в одеяло. Кровать Поттера, однако, была пуста. И вообще была застелена свежим бельем, все выглядело готовым к приему нового пациента.
- Поттер? – позвал он и еще раз оглядел комнату, хотя было очевидно, что никого, кроме Нигеля и его самого, тут нет. Он прошел к кровати Нигеля и встряхнул того.
- Эй! Эй! Где Поттер? – потребовал он, когда мальчик сощурился на него.
- А? – Нигель медленно моргнул и потер глаза. – Малфой! – он заметно обрадовался.
- Да, я, - нетерпеливо подтвердил он, - я хочу знать, где Поттер.
- А, Гарри? – мальчик рукой прикрыл зевок. – Он сказал, что его сегодня выписывают.
- Что? – заорал Драко, схватив Нигеля за плечи и начиная его трясти. – Выписывают? То есть как? Когда?
Звук открывающейся двери отвлек внимание Драко от перепуганного мальчишки. Он повернулся и увидел свежевымытого Поттера, вышедшего из ванной.
- В чем дело, Малфой? – спросил Поттер, вытирая волосы полотенцем. – Думал, я ушел не попрощавшись?
Поттер прислонился к косяку. На нем были джинсы, потрепанные до дыр, и ничего больше. Даже его дурацких очков не было. Драко таращился на него, как он швырнул полотенце на кровать и запустил пальцы в мокрую шевелюру. Поттер выглядел насколько по-другому, так отличался от привычного Драко образа, что казался практически незнакомым человеком. Его болезненность исчезла. И ничто не напоминало о лохматом неряхе из школы. Драко наклонил голову набок, прикидывая, что в таком ракурсе бывший однокурсник выглядит вполне потребно.
- Я вчера просил целителя Сметвика позвать тебя, потому что есть кое-что, что я хотел сказать тебе. Он сказал, что передаст приглашение, но ты так и не пришел, - он вдел большие пальцы в петли для ремня на поясе джинсов. – А сегодня ты здесь.
Драко, сосредоточившись на его груди и не обращая внимания на слова, медленно приближался к нему. Кожа должна была быть покрыта уродливыми синяками, шрамами, ожогами, да хоть чем, но когда он подошел совсем близко, на груди не было ничего подобного. Поттер не был в ужасном состоянии. По правде говоря, совсем наоборот.
Не задумавшись ни на секунду о том, что делает, он протянул руку, чтобы дотронуться до безупречной коже, восхищаясь отсутствием шрамов и следов укусов. Вот каким может быть результат заботы целителей, когда они действительно переживают за пациента.
Пальцы вздрогнули, прежде чем скользнули по гладкой коже. Он задумчиво улыбнулся. Поттер был царем этих людишек, их богом. Понятное дело, они не собирались позволять своему божеству ходить изуродованным. Это то, что стоит ценить. Драко знал, что шанс проявления такого безусловного обожания по отношению к нему самому, крайне мал.
Он прижал руки к животу Поттера, отметив про себя, что они с гриффиндорцем не слишком отличаются на ощупь, но все равно, полностью и безусловно отличаются друг от друга во всем, что действительно важно. Его большие пальцы проехались по ребрам Поттера. Правый палец чуть задержался на том месте, где у него самого была рана.
Он смотрел на этот кусочек кожи и размышлял. Действительно ли они насколько отличаются? Они оба знают, на что похоже, когда невообразимая сила течет сквозь тело, но, застигнутые врасплох, оба уязвимы, как и любой маггл на улице.
Неровное дыхание разрушило его концентрацию. Он поднял глаза. Поттер, чуть приоткрыв рот, пристально смотрел на него полузакрытыми глазами. Его губы блестели, словно только что облизанные. Драко внезапно и остро осознал, что делает, и подивился тому, как это подействовало на Поттера. Возбудившийся Поттер, его покрасневшее лицо, расширенные до предела зрачки, мокрые волосы, вода с которых капает на шею, - дали Драко чувство власти над ним. Примерно такое же - этим воспоминанием он дорожил - когда в поезде он проучил Поттера за излишнее любопытство.
Нигель был подозрительно тихим в последние несколько минут, спохватился Драко, он почти физически ощущал взгляд мальчишки. Он быстро затолкал Поттера обратно в ванную, потом зашел сам и запер дверь изнутри.

URL
2013-11-13 в 17:07 

Читерабоб
ЧТО СЛИЗЕРИН БОБЕРИ ЗДЕСЬ ПРОИСХОДТ!!! (с)
"на самом интересном месте!" :laugh: :weep3:

2013-11-13 в 21:12 

Карта.
Карта-с-точкой => Краплёная карта. © Элизар
Эй! :-D Внезапно закончился кусок. :-D
Надеюсь, Драко своего не упустит! :)

2013-11-13 в 22:13 

Rubinstain
Sanya
Ух ты! Внезапно. :-)))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Aresu - Хроники переводчика

главная